Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:38 

Teen Wolf Secret Santa
:moroz:

Подарок для Чарльз Янг


Название: Глоток перед битвой
Автор: Рождественский волчонок
Пейринг: шериф Стилински|Мелисса Маккол
Рейтинг: pg13
Жанр: АУ
Примечания: прегет
Размер: ~ 3 960 слов
От автора: Автор желает своему получателю веселого Китайского Нового Года! Живите долго и процветайте! И еще я хочу извиниться за то, что слегка переврал вашу заявку!

Если такая занятая женщина, как Мелисса Маккол находит время, чтобы заглянуть к тебе в офис с пирогом собственного приготовления, то это определенно что-то да значит.
Но только не тогда, когда ваши сыновья дружат с самого раннего детства.
Он как раз был занят отчетами. Работы для шерифа в таком городке как их не так уж и много. Хлопоты начинались летом, когда по дорогам сновали машины с севера и востока и в это же время парни из дорожной полиции начинали подкидывать дел.
Осенью и особенно зимой в офисе наступало долгое затишье, больше похожее на зимнюю спячку.
- Мелисса, какой сюрприз.
- Развозила выпечку. Три дня выходных - слишком непривычно. Жду, когда надо будет срываться, чтобы ехать ночью или рано утром. Знаешь, как это бывает.
- А то.
Он снял очки, которые теперь использовал для чтения и письма, отложил в сторону, встал из-за стола.
Мелисса улыбнулась, а потом сложила руки на груди и спросила:
- Не подбросите тогда до дома, шериф, когда закончите со своими сверхурочными на сегодня?
Ну как он мог ей отказать?
- С удовольствием. А пока…Тут есть кофеварка. В ней отличный кофе. Не надо конечно увлекаться так кофеином, как я, - иногда он думал, что нездоровую страсть к энергетикам Стайлз получил от него прямо вместе с линией роста волос и чуть искревленными пальцами на ногах, - но если вы ожидаете ночного вызова на работу, то оно что надо для тонуса. Мне осталось где-то еще, - он пролистал папку, с подшитыми в нее отчетами, - минут сорок. Может чуть больше.
- Кофе? Кофе - это отлично. Кофе всегда отлично звучит для людей таких профессий, как мы с тобой.
Она открыла коробку с лимонным пирогом и совершенно дивный аромат наполнил собой воздух маленького рабочего кабинета шерифа.
У него аж под ложечкой засосало от этого запаха.
Терпение. Вначале, работа, а потом – пирог. Стайлз скорее всего не оценит – слишком часто сыну перепадало выпечки от миссис Маккол. Не то, что ему.
Ну да ничего удивительного – временами ему казалось, что еще чуть-чуть и Стайлз вообще станет ночевать у Макколов дома.
Мелисса вышла из его кабинета в приемную, которую обычно занимала Кэрол - их секретарь. Сейчас ее уже не было на месте - рабочий день у Кэрол заканчивался куда раньше, чем у шерифа Стилински и скоро должен был приехать Джоэль – их новенький заместитель из Санта-Моники, чтобы его подменить. Ночные смены были формальностью, потому что сейчас было время затишья, ничего не происходило, но это не значило автоматически то, что ничего и не произойдет спустя какое-то время.
На это напирал Джоэль, но он был моложе его лет на пять, так что он решил, что раз в парне кипит такая сильная жажда деятельности, то не стоит пока этот чайничек снимать с плиты.
Мелисса в приемной возилась с кофе и напивала себе под нос какую-то песенку.
Он вдруг понял, что понятия не имеет как же ему себя с ней вести.

В окно кто-то постучался. Стук был не слишком громким и он бы принял его за стук ветки - за окном поднимался ветер, видимо собирался дождь судя по тому каким удушливым и очень жарким был этот день с самого утра, с мертвым штилем.
Шериф не предал этому особого значения. Он проверил бегло еще один отчет, потом сделал пометку на своем блоке для записей созвониться завтра с начальником дорожной полиции графства, чтобы кое-что проверить по номерам в розыске - ему показалось, что на обеденном перерыве возле лавки Китонов он видел припаркованный додж похожий на тот, что был в переданной им директиве. Но это нужно было проверить через запись с камеры в банке напротив, а для этого нужно было разрешение и…
Стук повторился. Более громкий, более настойчивый, стук, который привлекал внимание к себе.
А потом окно распахнулось как от порыва ветра.
За окном действительно начался дождь - сильный и частый, непривычный для этого времени года.
Из окна в его офис шагнула угольно-черная птица. Длинные тонкие ноги, большой клюв, глаза как два янтарных уголька.
- Джон, - сказала птица, - джон, джон, джон…
За ней с подоконника слетела еще одна. Отряхнулась от дождевых капель.
Ярко-алый хохолок развернулся как цветок на рассвете при ускоренной перемотке в макро-съемке.
- Джон, - повторила вторая цапля - да, теперь он не сомневался в том, что за птицу перед собой видит и знал только одно место, где они водились, - джон, джон, джон…
- Я тут…
Мелисса застыла на пороге. Он поднял руку, показывая, что не надо шуметь.
В офис залетела еще одна птица. Следом - еще.
Девять. Их должно быть девять.
Самая ближняя подошла к нему. Склонила голову набок.
- Джон, джон, джон…
Голоса цапель очень походили на человеческие. От этого даже у него, подготовленного человека, начинало все дрожать внутри.
Что уже говорить про Мелиссу.
Мысли о ней вырвали шерифа из странного ступора, в который он почти погрузился.
Девять. Да, теперь и девять и все девять галдят, смотрят на него, повторяют его имя.
Его имя.
- Что это…
- Идем, идем, идем…
Ближняя клюнула его в колено. К ней присоединилась вторая, тюкнув в бедро.
Не сильно, но ощутимо.
- Джон, идем, джон, идем, идем, идем…
- Еще не время.
Он заставил встать себя с кресла и птицы отступили. Цапли топтались на месте, хлопали крыльями, но смолкли.
- Еще не время, черт возьми.
Он помнил, что в этот раз они должны были прийти не за ним. За Стайлзом? Да, за Стайлзом.
Случилось что-то непоправимое.
Внутри у него все похолодело и он холодно сказал:
- Убирайтесь отсюда.
Конечно же они его не послушали, эти глупые птицы.
Стояли, перетаптывались на зеленом выцветшем кое-где ковролине, смотрели своими глазами-угольками.
- Убирайтесь.
И тут ударила молния да так сильно, что электричество решило погаснуть разом и везде.

- Мелисса, мы уезжаем.
- Что это за птицы? Откуда они взялись? Я думала, что черные цапли водятся только в Африке.
Он промолчал в ответ. Выбраться из-за стола оказалось сущим испытанием, потому что в офисе было темнее, чем в угольной шахте.
- Где они?
- Их нет.
- Что вообще происходит?
Он понял, что не готов отвечать на эти вопросы Мелиссе. Хотя бы потому, что последние лет десять прокручивал сцену этого разговора с участием Стайлза.
- Пойдем, нам надо найти машину.
За стенами участка грохотало. Кажется, что на город обрушился мини-ураган Виктория или Сэнди или что-то типа того.
Его всегда интересовало, как они дают имена для ураганов. Кто их выбирает? Метеорологи тянут бумажки с вариантами или что? Или тот из них, кто первым верно предсказывал надвигающийся ураган давал ему имя своей бывшей жены или подружки, которая вечно трахалась с лучшим другом у него за спиной или той девочки, что не пошла с ним на выпускной в старших классах.
Так все происходило?
- Джон?
Да. Именно так все и происходило в сказках и волшебных историях. Тот, кто знал твое имя, тот, кто произносил твое имя, обретал над тобой власть.

Именно поэтому у них и не было имен.
У Абернати было имя. Когда-то было имя, но он отказался от него. Умыл руки. Избавил, как он говорил им позже, себя от оков.
Абернати – это было его прозвищем. Откуда у него оно взялось, наставник никогда не рассказывал и Джон даже не знал, что оно значило.
У Джона тоже было имя. И именно поэтому Абернати прежде всего велел ему это имя забыть самому.
Ты не откликаешься, и магия уходит.
Ты молчишь, твой ответ - это пустота, ничего. Пауза, передержанная как домашнее фермерское вино.
И ничего не выходит.
Ты просто не откликаешься, и человек думает, что обознался.
У тебя нет имени, потому что магия уходит в тот момент, когда ты не оборачиваешься к позвавшему тебя человеку и продолжаешь идти вперед.

- Джон?
- Нам надо уходить. Добраться к машине…
- Может лучше переждать? Я не помню такого ливня на своей памяти. Нас смоет. Хорошо, что мальчики сейчас у нас дома, а не в своих…
Мелисса осеклась.
- Птицы просто пропали, да?
- Нет. Их просто здесь нет.
Их и не было.
Просто на объяснения, на убедительную ложь, на все эти трюки, которые он никогда не проворачивал с женой, потому что та знала с самого начала про все это, у Джона не было ни сил, ни времени.
Особенно времени.
- Их просто сейчас здесь нет, - повтори он еще раз.
- Тогда что это за звуки?
Вот черт.
За первой волной всегда следовала вторая и третья.
Закон прилива.
За первыми посланниками всегда следовали вторые.
А это - закон Турнира.
- Мелисса, пожалуйста, пройди в офис. Закрой за собой дверь. Отойди к стене. И не шевелись.
И не задавай вопросов, чуть не добавил он, но Мелисса сделала все молча.
Он, пятясь, добрался до окна и затворил его.
Никто бы не стал отправлять к нему второго посланника, раз он ответил «нет» самым первым.
Хотя на самом деле Джон себе врал. Он понятия не имел, что будет, если сказать первому посланнику «нет».
- Не надо было ничего вообще им говорить, - пробормотал он, прислонившись спиной к краю подоконника, чувствуя как тот упирается прямо в поясницу.
Надо было молчать. Надо было молчать и ничего не делать и птицы, эти чертовы птицы бы исчезли, словно их и не было никогда в его офисе. Развеялись, как утренняя дымка на рассвете.
Магия, ну почему ты такая бессердечная сука.

Потом Джон понял, что на офис шерифа Бикон Хилл опустилась тишина. Дождь и гроза как прекратились, но комнату до сих пор заливала чернильная чернота.
Одно я знаю точно, Элли. Мы с тобой где угодно, но только не в Канзасе.
Он обернулся к замершей Мелиссе пытаясь понять - как ему все это быстро ей объяснить.
Джон знал, где они. Как и то, что Мелисса не могла здесь находиться.
Если только не...
- Джон?
В ее голосе не было страха, и от этого у него по спине широкой липкой волной прошла дрожь.
Но потом Джон вспомнил, кем работала Мелисса.
Ее нервы были как стальные прутья. А выдержка и еще крепче.
Поэтому Мелисса и не паниковала.
Так с этим разобрались.
- Послушай меня.
В темноте он не мог разглядеть ее лица, но представил себе его так четко и ясно как если бы смотрел на Мелиссу при свете дня.
Мелисса должно быть смотрела на него так как смотрела временами на Скотта, когда тот попадал в неприятности и пытался после безуспешно перед ней оправдаться.
Глаза у Мелиссы сейчас должно быть чуть прищурены. Уголки рта скептически опущены.
Да. Спорим что так, а не иначе Мелисса сейчас на тебя и смотрит.
Даже спорить не буду. Я ее слишком хорошо знаю.
- Я хочу попросить тебя о двух вещах.
-Что тут произошло в последние полчаса?
Это не тот вопрос, на который ты готов дать ответ, да, Джон?
Он стиснул зубы. Потом представил идеальную водную гладь чаши пруда.
Потом сказал:
- Во-первых, не перебивай меня сейчас.
- Да что тут...
- А во-вторых, - он продолжал говорить, словно все это время она его безропотно слушала, - не паникуй.
- Джон, ты начинаешь меня пугать, - голос Мелиссы стал очень серьезным.
Я сам себя пугаю.
- Я...
Его голос потонул в реве труб.

Конечно же он узнал посланников Третьего Дома.
Не было времени удивляться тому, что его кабинет словно разорвался изнутри как войлочный мешок, не выдержавший веса сброшенного в него груза.
В верхних мирах не было времени удивлению. Магия.
Магия повсюду, все пропитывает собой.
Их просто вытряхнули в это место.
Переместили.
Магом он конечно же не был, зато умел кое-что другое.
И теперь самое время было эти знания продемонстрировать.
Мелиссе придется теперь точно все объяснять, но он подумает об этом чуть позже.
Первый из закутанных в слишком яркую до ломоты в глазах изумрудную ткань накидок посланников выступил вперед. Он вытянул руку со сжатым кулаком перед собой и Джон сжал челюсти с такой силой, что ему даже больно немного стало.
Это был прямой вызов, но не на Турнир.
Посланники Третьего Дома явились сюда за справедливостью.
Но я же ничего не совершал ничего предосудительного. Мы тогда ушли вместе, отказавшись от всего по праилам.
Тогда...
Времени на раздумья больше не оставалось, потому что неожиданно самый крайний из них атаковал.
Мелиссу.
Может не тебе придется все это объяснять после, если вы оба переживет этот бой.
Губы Джона стянула жесткая улыбка. Почти волчий оскал.
Быстрее Мелиссы он отбил удар того посланника в воздухе, блокировал удар следующего и с неожиданным удовольствием включаться в бой.

Он мог забыть девушку, но никогда бы не смог забыть этот стиль боя.
Посланники Третьего Дома сбросили свои накидки, которые делали их на вид такими неповоротливыми. Они оказались вдвоем против восьмерых с Мелиссой и Джон не счел силы противника превосходящими.
- Ты понимаешь, что ты сейчас противостоишь правосудию Третьего Дома? - Джона своим противником выбрал их предводитель, и Джон уже голову всю себе сломал: что же могла сделать такого Мелисса, что за ней послали. И сделали это прямо перед вероятностным Турниром.
- Отлично понимаю.
- Тогда, - этот удар Джон помнил слишком хорошо и в тот раз именно он выбил его в самом первом и последнем тогда для него же бою, - отойди в сторону и вернись к своим прямым обязанностям, Орудие!
- Еще чего, - в этот раз он был уже подготовлен куда лучше, чем тогда, когда был шестнадцатилетним мальчишкой и все его знания не могли сравниться со знаниями Орудия Третьего Дома, которого к этому дню готовили с самого рождения.
- Еще чего, - повторил Джон, блокируя удар выставленной правой рукой, а левой отправляя предводителя посланников в глубокий нокаут.
В развороте он нанес сокрушительный удар еще одному из бойцов Дома, пока Мелисса заканчивала со своей парой противников. Остальные к его удивлению отошли в сторону и набросили свои одеяния снова себе на плечи.
Предоставили возможность завершить поединок своим братьям и отступили, чтобы своим вмешательством не уронить их чести.
Джону всегда это казалось глупым. Он никогда не понимал, как помощь может уронить чью-то честь, особенно когда ты сражаешься с одним из Орудий.
Орудия превосходили по силе и умениям обычных жителей Домов.
Орудия были созданы для войны.
- Уходите, - сказал он фигурам в зеленом, - мы принимаем вызов на Турнир. И вы не имеете права взыскивать здесь справедливость, потому что теперь она - Орудие. Орудие стоит над законом.
Судя по тому, как затвердела линия рта Мелиссы она была совсем не рада тому, что он вмешался.
Впервые за очень долгое время они стояли друг перед другом, настоящие, без масок и вуалей.
И Джон не был уверен в том, что они такими друг другу понравятся.

Земной мир выплюнул их в О.
- Не думала, что окажусь здесь снова, - сказала Мелисса, касаясь ладонью гладкой черной стены.
И не ты одна, подумал про себя Джон.
Прошло уже несколько минут и все это время они молча мерили шагами залу, где кроме них никого не было.
Ты просто не знаешь о чем с ней теперь говорить.
Прежняя Мелисса Маккол, которую он успел узнать за это время, ушла. На ее месте появилась какая-то другая женщина.
Женщина, в которую выросла та девочка, что уложила его на обе лопатки.
- Прими смерть или сдавайся.
Вот что она тогда сказала ему - ладонь правой руки прижата к шее. Один точный удар и все.
Конец.
А Джон глотал кровь, затекавшую из разбитого носа в рот, чувствовал как там, на периферии его сознания мечется словно тигрица по клетка, Джанна, и думал, что не может ей сдаться.
Кому угодно, но только не Орудию Третьего Дома с сотней тугих темных косиц на голове и ритуальной зеленой туникой, которая не скрывала на самом деле ничего из того, что должна была скрывать одежда.
Потом он увидел, как Абернати, его учитель, покачал головой.
Потом он снова столкнулся с взглядом ее глаз - слишком мягким, такой взгляд не бывает у Орудия, и...
Сдался.
- Что ты такого сделала, что они пришли за тобой?
- Ты же знаешь, что это - вызов.
- Да.
- Откуда ты на самом деле, Джон?
- Пятый дом.
- Мы не сталкивались с тобой раньше?
- В тот год ты была самой младшей на Турнире. И ты - победила. Даже Орудие Восьмого Дома.
- Он только с виду был непобедим, - Мелисса вдруг заулыбалась, словно моментально перенеслась в тот день своего триумфа, - а на деле...
А потом ее лицо снова сделалось серьезным и отстраненным.
- Так что ты...
- Знаешь, я не думала, что они пришли за тобой. Я слышала свое имя. Я не думала, что ты тот мальчишка, которого...
- Минуточку.
- Тебе было шестнадцать и ты был сопляком. Уже тогда я не воспринимала тех, кто был старше меня на пару лет как взрослых. Понимаешь?
- Бедный Скотт.
- Ну, он - старательный. А у меня - издержки воспитания. Но да. Стайлзу повезло чуть больше.
- Я люблю его. Он все - что у меня есть.
- Как и мой Скотт. Поэтому ты не тренировал его?
В ее голосе не слышалось укоризны.
По правилам у них вообще не должно было быть детей. Но все в какой-то момент изменилось.
- Да. Потому что я знал, что рано или поздно они придут...Но я думал, что у нас в запасе пару сотен лет.
- И я тоже так думала.
- Так что дальше?
- Мы не можем провести здесь всю свою жизнь. Нам надо будет выйти и отправиться в О. Как раньше.
- Я не думала, что когда-нибудь окажусь здесь снова.
- Я тоже.
В этот раз Джон все же озвучил свои мысли вслух.

Девять миров - девять Городов.
Так заставил его заучить Абернати.
Реальность, по мнению его учителя, представляла собой моток из девяти бус сваленных в деревянную закрытую шкатулку.
Что за пределами этой шкатулки, Абернати не знал, но у него были идеи.
Я думаю, сказал он как-то, когда Джон спросил его об этом, это - комната бога. Если ты понимаешь, о чем я, парень.
Девять ниток бус, девять вселенных и Города - как нить, на которую были нанизаны бусины миров.
Если бы какой-то из Городов пал, то все бусины, лишенные основы, рассыпались бы.
И неизвестно, стал бы человек из комнаты за стенками шкатулки открывать ее, чтобы собрать бусины на новую основу.
- Как по мне, - сказал тогда Абернати, - Бог вообще очень давно покинул ту комнату и может вообще свой дом, а на нашей шкатулке слишком много пыли и паутины. Ты не думай об этом, парень. Слишком жутко от этого даже мне становится.
В Абернати никогда не существовало страха и если такое могло смутить его, пустить ростки страха в его душу, то Джону и, правда, лучше было об это не думать.
Времена, когда Девять Миров сражались друг с другом остались в таком далеком прошлом, что даже не все хроники об этом прошлом помнили.
Теперь вместо войн остался лишь Турнир, который носил только ритуальное значение. Из Турнира выпадал только город Девятого Мира О, который с тех самых древних времен Межмировых Войн стал нейтральной территорией.
Раз в несколько циклов Орудия и их Спутники, представлявшие свой мир сходились на центральной площади О в поединке. И проигрывал ты или побеждал ты - это не имело значения. Ты все равно уходил с Турнира победителем.
Потому что ты был символом своего Мира.
Потому что смысл Турнира был не в победе, а в отборе.
Победивший же Чемпион принимал на себя символические обязанности Стража Всех Девяти Миров.
В тот раз победила Мелисса. И это значило, что она должна была остаться в О, должна была остаться там навсегда, пока ее жизненное время не истечет и ее не сопроводят в Палату Спящих, где она погрузится в бесконечный долгий сон, пока всем девяти мирам не будет требоваться помощь, пока не начнется наступление на них Извне, и только тогда Мелисса вместе с остальными Чемпионами проснется, чтобы исполнить свой долг Стража.
Она проснулась бы, если бы осталась.
А так она сбежала, и вот теперь Джон понял, почему посланники ее Дома явились за ней.
Если ты становился Чемпионом, то ты оказывался связанным по рукам и ногам. Как Орудие или Спутник ты мог покинуть свой Город и вернуться в обычный мир, начать жить обычной своей жизнью. Никто бы не знал твоего имени, но никого бы это не удивляло.
Единственное что удерживало от принятия такого решения снизойти в мир Спутников, так это то, что они быстро умирали.
Жизнь же Орудий длилась куда дольше, чем у обычного человека. Примером был Абернати, проживший не одну сотню лет.
Только его жену это не остановило и вместе со своим сыном они с Джанной вернулись в обычную реальность.
А Мелисса...

- Да. Я сбежала. В О время течет намного медленнее, - Мелисса с силой сжала и разжала тут же кулаки, - они думали, что отыщут маленькую девочку, которой я была, когда на мои плечи набросили плащ Чемпиона, но нашли только взрослую женщину и...
Она запнулась.
- Но все это того стоило. Я никогда не хотела быть победителем, Джон.
- Я знаю. Я тоже. Абернати тоже этого не хотел.
- Мы вдвоем сбежали. Я и Джак. Так что, - Мелисса пожала плечами, - это правда того стоило.
- Значит, цапли не принесли с собой вызова на турнир?
- Нет. Ну почему же. Если Чемпион засыпает раньше срока, то объявляют новый турнир. Они и так очень долго скрывали мое отсутствие. Наше отсутствие. По законам, все бывшие Орудия и Спутники приводят тех, кто заменит их на турнире. Своих детей, - ее лицо исказилось - никто не хотел терять своего ребенка навсегда, поэтому если Орудия и Спутники спускались в мир, то они искренне надеялись, что до следующего турнира сменится не одно их поколение. Или вообще не заводили детей.
- Или воспитанников.
- У нас только наши дети, Джон. И мы их не готовили. Я думала, что нас с Джаком будут искать куда дольше. И найдут наши могилы лет так через сто. Или двести. Я думала, что нам удалось все идеально.
- У нас есть мы сами. И мы приняли вызов. Я сам это им объявил. Даже если ты сбежала, у тебя есть возможность вернуться и стать Чемпионом и ты знаешь, что так уже бывало, и я знаю...
- Что тут пройдут часы, а там пройдут дни. Здесь пройдут дни, а там - недели. Здесь пройдут недели, а там - го...
Джон прижал пальцы к ее губам и она замолчала.
Эту Мелиссу он совсем не знал. Но у него будет время, чтобы узнать ее достаточно.
- К тому же, я не могу представлять свой Третий Дом. И ты знаешь, почему. Когда ты становишься Чемпионом, то ты выходишь из своего Дома.
- Я думаю, что ты можешь выйти за тот мир, в котором провела последние двадцать лет своей жизни.
Мелисса вдруг грустно ему улыбнулась.
- Теперь я понимаю, почему ты сдался только после того, как твой наставник подал тебе знак сдаваться. Ты очень упрямый, Джон Стилински.
- В Пятом Доме все такие.
- Я знаю. Я жила бок о бок с этими упрямцами. Некоторых - лечила. С некоторыми - спала.
- Я буду твоим Спутником. Пошли. Не будем терять время.
Он тронул ее за локоть и в этот момент лицо Мелиссы исказилось. Она заморгала часто-часто, словно пытаясь сдержать слезы, а потом, видимо справившись с собой, тихо сказала:
- Когда ты вернешься - это тебя убьет.
- Орудие не может без Спутника. Таковы правила. Давай не будем их в этот раз нарушать. И я умру не сразу. У меня будет еще двадцать лет. Достаточно для того, чтобы увидеть как мой сын закончит колледж, повзрослеет и...
В этот раз уже Мелисса прижала к его губам пальцы, требуя остановится.
- Просто давай сделаем это побыстрее, и в этот раз постараемся не победить.
- Приложим все усилия для этого?
- Да. И вернемся домой к нашим мальчикам.
- Как можно скорее, - прибавил Джон и взял ее за руку. Мелисса улыбнулась ему, но ее глаз эта улыбка не тронула.
Кажется она боялась, но он молча забрал этот страх в себя. Орудия должны были быть спокойными и бесстрастными. Спутники брали на себя все то, что они чувствовали - боль, страх, сомнение, тревоги.
И у Джона получилось сделать это на удивление легко.
Он подумал, что из них получится отличная пара, и поэтому им будет очень сложно не победить. Но они приложат к этому все свои усилия.
Думая так, он вывел Мелиссу из Залы Встреч вперед, к свету Девятого города и его миллиону шелковых разноцветных флагов, хлопающих на сильном ветру.
Они шли к площади, чтобы закончить то, ради чего были созданы, и Джон, как и Мелисса, надеялся на то, что им удастся исполнить свой долг как можно быстрее.

@темы: PG-13, Мелисса МакКолл, Шериф Стилински, джен

URL
Комментарии
2013-01-20 в 19:26 

Найлер
Вечнозеленый котик с монтировкой (с) | Ехидный Камень, Лежащий на Дороге (с)
Автор, ВАУ. Это было внезапно, текст прекрасный, спасибо большое, я только одного не понял - это кроссовер или собственная фантазия? А то меня не оставляет ощущение, что я чего-то недопонял. :alles:

2013-01-20 в 21:40 

sablefluffy
Любвеобильный мультифэндомный зефирчик
Ты не откликаешься, и магия уходит.
Ты молчишь, твой ответ - это пустота, ничего. Пауза, передержанная как домашнее фермерское вино.
И ничего не выходит.
Ты просто не откликаешься, и человек думает, что обознался.
У тебя нет имени, потому что магия уходит в тот момент, когда ты не оборачиваешься к позвавшему тебя человеку и продолжаешь идти вперед.


Надо было молчать. Надо было молчать и ничего не делать и птицы, эти чертовы птицы бы исчезли, словно их и не было никогда в его офисе. Развеялись, как утренняя дымка на рассвете.
Магия, ну почему ты такая бессердечная сука.


Одно я знаю точно, Элли. Мы с тобой где угодно, но только не в Канзасе.

Прежняя Мелисса Маккол, которую он успел узнать за это время, ушла. На ее месте появилась какая-то другая женщина.
Женщина, в которую выросла та девочка, что уложила его на обе лопатки.



2013-01-21 в 01:00 

Чарльз Янг, спасибо, спасибо, спасибо!:crzgirls: Автор очень рад, что текст понравился.
Ну вообще да, тут собственная фантазия плюс кое от чего отталкивался, когда все это выстраивал. Турнир - отсыл к Смертельной Битве ну и еще одной вещи.
Извините, что вышло так сумбурно и сжато. К сожалению, когда сел писать, то думал, что напишу совсем другое, а оно само поперло. Я понял, что тут идея на макси, а макси я не потяну =\
Но я рад, что хоть немного угодил. Пусть этот год Змеи, который еще не наступил, станет для вас очень хорошим, дорогой Заказчик!
sablefluffy, я не понял, что именно означает эта гифка, но спасибо! Рад, что понравилось!

URL
2013-01-21 в 01:11 

sablefluffy
Любвеобильный мультифэндомный зефирчик
Это значит "вау, круто, я в восторге, дайте я вас поцелую, автор!"

Многоплановая гифочка, да %)

2013-01-21 в 05:37 

Найлер
Вечнозеленый котик с монтировкой (с) | Ехидный Камень, Лежащий на Дороге (с)
Автор, черт, теперь мне придется пересматривать "Смертельную битву"! :lol:
Еще раз спасибо большое. :kiss: Если вдруг все-таки придет в голову вытянуть из этого макси, с удовольствием почитаю. :eyebrow:

2013-01-21 в 09:21 

Мисс Джонс
boss ass witch
sablefluffy, да?) здорово! буду знать и запомню!
Чарльз Янг, большое пожалуйста:kiss: и договорились!:eyebrow:

2013-01-22 в 21:20 

Bee4
Интернет врать не станет(с)
очень всегда хотела прочитать этот пейринг) даже заказывала в числе прочих заявок) утащу и зачту, и вернусь)

   

Have yourself a merry little wolf

главная