05:18 

Teen Wolf Secret Santa
:deer2:

Подарок для Dragon with grey eyes


Название: Кататония
Автор: Рождественский Волчонок
Персонажи: Стайлз Стилински, Питер Хейл
Рейтинг: PG-13
Жанр: пре-слеш
Предупреждения: легкие наркотики, тяжелые наркотики, чуть-чуть ганнибальщины и уиллгрэмщины
Примечания: Автор очень спешил, а фик все не кончался, превращаясь в макси. Кстати, это почти ретейлинг фильма "Леденец".
Размер: 4780 cлов

Ступор

Зима в южной Калифорнии не была похожа на зиму с рождественских открыток - никакого тебе снега, никакого звездного неба ночью и припорошенных метелью елок. Дождь в этом году словно задался испортить людям праздник - лило и на День благодарения, и теперь, за пару дней до Рождества. Крыши блестели, пожелтевшие газоны блестели тоже, и люди отключили от греха подальше сияющие праздничные украшения. После школы у Стайлза не завелся джип, и пришлось идти до дома пешком, накинув капюшон - сомнительная защита, потому что Стайлз промок с ног до головы уже через десять минут, и капюшон облепил его голову, как космический мозговой паразит. Было удивительно, каким огромным казался Бикон-Хиллз, когда приходилось идти на другой его конец под дождем. Чертов джип, чертов старый предатель.

Крыльцо встретило Стайлза повешенным на двери рождественским венком из остролиста и лент - ярко-красное на ярко-зеленом - и промокшей, несмотря на защиту козырька, газеты. Стайлз подобрал ее и, с трудом нашарив в рюкзаке ключи, открыл дверь.

Венок не сделал дом более праздничным, как снег не сделал бы праздничным город. В гостиной возле дивана валялись газеты и журналы, которые Стайлз все забывал убрать, а грязной посуды на кухне скопилась куча, и, по-хорошему, было бы легко сложить ее в посудомоечную машину, но лень было сделать даже пару движений и нажатий кнопок. Перед праздниками в офисе шерифа было достаточно работы, чтобы отец почти не появлялся дома, особенно учитывая тот отпуск, что он брал, пока Стайлз был в больнице. А Стайлз, раньше старавшийся держать дом хоть в каком-то подобии порядка, теперь не находил в себе сил, словно так до конца и не вышел из своей краткосрочной комы.

“Не вспоминать об этом” - приказал себе Стайлз и полез в холодильник за мороженным, которое заранее купил во время прошлой поездки в супермаркет.

Мороженое с шоколадом и крошками печенья обладало удивительной способностью повышать настроение даже во времена, когда жизнь из полосатой зебры превращалась в черную кошку из черной комнаты.

Стайлз достал ведерко и понес свой коктейль “радость жизни” в спальню. Утром он забыл выключить ноутбук, и теперь в скайпе накопились сообщения и пропущенные вызовы от Скотта.

- Йо, чувак, - поприветствовал друга Стайлз, когда смог дозвониться. Ведерко с мороженым он устроил на коленях, ноутбук поставил на подушку кровати. Скотт, судя по картинке веб-камеры, сидел за столом и пытался делать уроки.

- Где ты пропадал? - спросил Скотт немного нервно, - Вышел же раньше меня.

Стайлз усмехнулся и, вспомнив наконец о своем виде, стянул мокрую кофту. Он так привык к промокшей холодной одежде, что даже забыл, что должно быть тепло и сухо. Стайлз и раньше был рассеян, а теперь голова и вовсе была забита разной ерундой.

Хезер прижимается к нему бедрами, Стайлз смотрит в вырез ее блузки и краснеет, едва не падая в обморок от смущения. Хезер ему почти что сестра, но он чувствует, как она трется о него, и возбуждается почти мгновенно. Он не знает, почему на ее щеках цветет яркий румянец - это желание, или ей так же стыдно, как и ему?

Стайлз потряс головой, короткие, почти под ноль подстриженные волосы уже высохли, но в своем воображении он видел летящие во все стороны капли, будто он собака. Большая, черная собака, которую он часто видел во сне. Мисс Морелл, его психолог, говорила, что это всего лишь образ в его подсознании, та часть него, что боится и огрызается на ставший негостеприимным мир. Стайлз считал, что собака - еще ничего, на фоне снившихся ему в последнее время кошмаров это было ерундой.

Стайлз давно должен был сходить на очередное обследование, но все никак не мог себя заставить. Накатившиеся неприятности выпили из него все соки, как жадные тропические лианы. Ему нужно было чуть-чуть оклематься в своем логове внутри головы, пообщаться с самим собой и найти компромисс.

Он заставил себя ходить в школу, купил подарки к Рождеству, как нормальный парень, это уже была хорошая работа. У него неделю не было панических атак.

- Волновался, что я тоже пропал? - спросил Стайлз весело, и это действительно было веселье, а не попытка его изобразить.

Стайлз предвкушал. Он не спешил нажимать на ник в скайпе, напротив которого горело новое сообщение. Его решение проблемы, приключение, которое его встряхнет и перезапустит настройки, сбившиеся в голове, или что там с ним происходит. Клин, которым вышибают другой клин.

- Только в нашем городе уже двое пропали, - напомнил Скотт, и по его лицу и голосу было ясно, что он неподдельно волновался. Его губы чуть дрогнули, когда Стайлз махнул рукой.

- Да просто джип взбунтовался, пришлось добираться пешком. Решил не ждать, пока ты героически подвезешь меня на своем велике, это смотрелось бы не слишком гетеросексуально.

- За мной мама заехала, - Скотт, вроде, расслабился и даже улыбнулся, - Так что зря не дождался, она бы подвезла нас обоих.

Мама Скотта работала в клинике, и потому Стайлз избегал ее в последнее время. Если она спросит, почему он до сих пор не дошел до врача, сложно будет и дальше делать вид, что просто забыл об обязательном обследовании.

Полгода назад Стайлз попал в аварию и пару дней провел в коме, потом была реабилитация и присмотр психиатра, помогавшего справиться со стрессом, три месяца назад пропала Хезер, неделю назад напали на Лидию. Из всего этого кома оставалась самым малым, что Стайлза тревожило. Хезер, его подруга детства, пропала в свой день рождения, день, который должен был стать для них очень важным. Они не любили друг друга, Стайлз не обольщался, но они были друзьями детства, и потерять девственность друг с другом показалось им хорошей идеей. Они думали, так будет меньше неловкости, но вышло, конечно, наоборот, и все равно - обнимать Хезер, осторожно целовать ее губы было прекрасно. Стайлз отошел всего минут на пятнадцать, а потом не смог ее найти, и никто из гостей на вечеринке ее не видел - никто не думает на вечеринке о других, все слишком заняты собой. Стайлз в поисках подруги обошел полгорода, впав в странный транс, составленный из паники и предчувствия плохого. Иногда ему казалось, что мир замедлялся, иногда, что несся со скоростью света, так, что кружилась голова. Стайлза нашли утром в заповеднике, замерзшего и едва ли что-то соображающего. Дозу лекарств его доктор посоветовала увеличить.

Хезер пропала, как и несколько других девушек и парней из городков поблизости. Первый месяц Стайлз не мог с этим смириться и искал Хезер сам, а потом случилось то, что случается почти со всеми людьми. Его отвлекало то одно, то другое, в школе начались тесты, Скотта покусал койот в лесу во время их спонтанной поисковой операции, отец целыми днями пропадал в участке, и надо было не забыть принести ему обед, Лидия рассталась с Джексоном и согласилась пойти со Стайлзом на школьную вечеринку…

Наверное, жизнь была несправедлива к Стайлзу. Потому что стоило ему отойти, Лидия вышла из здания и на нее напали. Стайлз не знал, что погнало ее на улицу, но как чувствовал, что надо ее найти, что надо идти на поле. Может быть, она упоминала об этом, или ему просто повезло. Стайлз побежал к полю, к Лидии, лежащей на зеленом газоне. На ее кремовом платье проступили следы крови, а волосы спутались, закрыли лицо. Стайлз не сразу сообразил, что стоит пощупать пульс, бог знает, сколько он просто держал Лидию на руках. С другого конца поля скалила зубы черная собака. Стайлз в глубине души знал, что она ему только чудится, но все равно потом, когда Лидию - живую, хоть немного он успел, спугнул убийцу - увезли, он сходил и попытался высмотреть следы. Глупая затея, охотой он никогда не увлекался.

Стайлзу снова начала сниться Хезер, и он мог хоть целыми днями сидеть в больнице у палаты Лидии, изображая Хатико, это не меняло правды - он облажался.

Может быть, мисс Морелл была права, и он сам себя наказывал кошмарами, и ему просто стоило перестать быть таким контрол-фриком, считающим, что он за все отвечает, и любые неприятности происходят по его недосмотру. Но даже мисс Морелл не могла спорить - Стайлз мог предотвратить целых два несчастья одним своим присутствием, но не предотвратил, и это были не просто девушки из телевизора, как раньше, это были его близкие.

- Ладно, бро, пора браться за уроки, - Стайлз потянулся на пол к рюкзаку и достал пухлый учебник экономики. - А то Финсток и так готов был меня придушить на прошлом занятии.

- Да уж, - Скотт улыбнулся, и его улыбка застыла на экране, когда связь заглючила, и картинка с вебкамеры зависла. - Мне вообще надо пораньше освободиться, я обещал заехать к Эллисон на ужин.

- Удачи в борьбе с ее жуткими предками.

- Удачи в битве с экономикой.

* * *

[18:30:33] big.b.wolf: привет. мне понравилось фото, у тебя действительно необычная внешность.

[19:03:52] stiles: ахаха, восприму как комплимент! lol это ведь был комплимент?

[19:14:21] big.b.wolf: конечно =) все еще хочешь, чтобы я тебя сфотографировал? ты же знаешь, мои фотографии… необычны.

[19:15:01] stiles: у меня все норм с этим, чувак! я ведь начал тебе писать, потому что мне понравились работы, ничего странного, что я хочу поучаствовать.

[19:23:28] big.b.wolf: люди редко действительно хотят стать частью того, что им нравится. ты свободен в субботу вечером? я поеду в Гринстоун покупать подарки, могу подхватить тебя там. В районе 5 p.m.

* * *

Стайлз почти не соврал Скотту, что хочет съездить за подарками, и потому пропустит их долгожданный марафон Звездных Войн. В качестве извинения он оставил ему диски и ключи от дома. Отец будет на дежурстве до утра, и гостевая комната, как и телек, были полностью в распоряжении Скотта и Эллисон. Наверное, такой жест великой дружбы был слишком уж щедрым, но Скотт был Стайлзу как брат, Скотт любил Эллисон, а Эллисон была прекрасной девушкой, они заслужили чуть-чуть счастья. Эдакое рождественское чудо.

До Гринстоуна было совсем близко, это был город чуть крупнее Бикон-Хиллз: больше высоких домов, бизнес-центр, несколько действительно огромных супермаркетов и океанариум. Ехать до Гринстоуна пришлось через заповедник Бикон-Хиллза, залитый туманом, и это было как путешествие в тайну, начало жутковатого приключения в духе детективного сериала с оттенком мистики. Стайлз чувствовал себя лучше некуда, пожалуй, впервые с тех пор, как нашел раненую Лидию на школьном поле. К черту спиртные и наркотики, когда есть адреналин.

Нужный супермаркет был на окраине города, возвышался посреди стоянки огромной глухой коробкой с маленькими окошками, больше похожими на дырочки, которые делают в переноске для хомячка. Стайлз сверился с телефоном и пошел искать нужный вход и этаж. Ему надо было в кофейню на четвертом этаже, небольшое уютное помещение, закрытое стенами от шума пред-рождественского супермаркета. Даже в явно недешевом месте все столики были заняты, но среди семей с детьми и парочек явно выделялся одинокий мужчина с одним единственным бумажным пакетом. Увидев Стайлза, он приглашающе махнул рукой.

- Привет, - мужчина улыбнулся и жестом подозвал официантку, прося счет.

Стайлз сел напротив, не слишком скрывая пристальный взгляд. Big.b.wolf, фотограф, выкладывающий свои работы в интернете, оказался невысоким мужчиной лет тридцати пяти, с морщинками в уголках губ и глаз, которые выдавали привычку к усмешкам, и хитрым взглядом. Признаться, Стайлз ожидал увидеть что-то другое, кого-то более… странного. С пирсингом, разноцветными волосами, или хотя бы с липкой усмешкой педофила.

- Раз уж мы встретились в реальном мире, можешь звать меня Питером, - мужчина протянул руку и Стайлз, весело хмыкнув, ее пожал.

- А я Стайлз.

- Я думал, это ник.

- Нет, это мое прекрасное имя.

- Сочувствую, - с серьезным лицом сказал Питер, но потом улыбнулся.

Стайлз неловкой улыбнулся в ответ. Скорее это было похоже на кривую усмешку.

- Я не думал, что ты действительно придешь, - Питер неторопливо пил кофе, вернее, слегка окрашенное кофе молоко, настолько светлым было содержимое огромной чашки. - Будь я твоим отцом, устроил бы серьезный разговор. Скоро стемнеет, а ты едешь к человеку, даже адрес которого не знаешь. Я специально не стал его писать, думал проверить, насколько ты бесстрашен.

Стайлз пожал плечами.

- Такой уж он я! Ты уже думал над образом? Главное, чтобы не ввиде Кролика из Плей-боя.

Питер откинулся на стуле и внимательно осмотрел Стайлза, потом покачал головой.

- Мне надо узнать тебя поближе. Я не делаю фотографии исходя только из внешности, иначе бы фотографировал за деньги для глянцевых журналов, этого самого Плей-боя, как вариант. Пойдем.

Официантка принесла счет, Питер оставил деньги и поднялся. Стайлз вскочил следом.

- Лучше оставь машину тут, я подвезу обратно. Если это, конечно, не пугает тебя.

- Меня пугает только прирост населения в Китае и астероид, летящий к Земле. Хватит ждать от меня страха. Я могу остаться даже на ночь, отец… он занят.

Возбуждение

Питер водил довольно дорогую машину, Стайлз сравнил ее со своим старым джипом, и завистливо вздохнул. Ладно, в конце концов, ему-то не тридцатник, он всего лишь школьник, какие его годы. Питер открыл перед ним дверцу, словно перед девушкой. Машина завелась с тихим рычанием.

Супермаркет был недалеко от въезда в город со стороны Бикон-Хиллз, а Питер, видимо, жил на другом конце Гринстоуна, потому что проехали они через весь город. В наступающих сумерках светились рождественские украшения, а на перекрестке у кондитерского магазина махал колокольчиком Санта-Клаус. Центр, через который они ехали, был не таким серым и печальным, как в Бикон-Хиллз, и на мгновение Стайлз даже захотел, чтобы Рождество наступило быстрее, а следом и Новый год, подводящий символическую финишную черту. На светофоре Питер повернулся к заднему сиденью и сунул Стайлзу в руки пакет из кофейни.

- Кофе и печенье.

Кофе Стайл едва пригубил, а потом пожаловался на то, что пьет без молока, и отдал картонный стакан Питеру, который, видимо, молоко просто обожал. Как и звук собственного голоса - он то говорил, то подпевал радио. Печенье, кстати, было в виде елочки. Стайлз слопал его, когда они въехали в спальный район, и облизал губы и пальцы от крошек, когда они притормозили у одного из многих похожих друг на друга домов. Разве что дворик выделялся пустотой - никаких тебе садовых гномов или светящихся оленей, даже венка на двери - и то нет.

Стайлз выскочил из машины раньше, чем Питер снова смог поиграть в джентльмена на свидании с леди, и пошел к крыльцу, сунув руки в карманы. Питер достал пакеты и открыл дверь.

- Прошу.

Дом был не слишком большим, с недавним ремонтом, слишком уж новым и неживым выглядело все вокруг. Разве что фотографии, занимающие всю стену в гостиной, ярко выделялись - девушки и парни, женщины и мужчины в образах героев сказок и легенд, с минимальным количеством одежды - вместо нее их тела были покрыты узорами и рисунками. Боди-арт был выполнен не сказать чтобы идеально, даже чуть варварски, но именно это в свое время и привлекло внимание Стайлза. Каждое фото в простой деревянной рамке было подписано красивым почерком. В одной из женщин угадывалась Мелифасент, на ее голом плече расправил крылья ворон, а когти птицы оставляли царапины. Рыцарь, от доспеха которого остались только наручи, обнимал меч. Рапунцель, закрывающая тело только золотыми солнцами и собственными волосами, была Стайлзу знакома. Эрика Рейес, из Гринстоуна как раз, пропала две недели назад.

- Я не выставляю фотографии несовершеннолетних на сайте, - пояснил Питер, заметив, что Стайлз заинтересовался именно фотографиями молодых людей, - Распечатываю два экземпляра - для модели и для себя. И никаких подписей, никаких копирайтов.

- Боишься полиции?

Питер хмыкнул, поправив одну из рамок, на взгляд Стайлза и так висевшую ровно.

- Я амбициозен, но считаю, что личность мастера вредит искусству. Меня радует мысль, что я прославлюсь после смерти. И в интернете. Интернет - лучшее изобретение человечества, если правильно им пользоваться.

Питер провел Стайлза в другую комнату, мимо кухни и выхода на террасу. Это была, судя по всему, мастерская - просторная белая комната, большую часть которой занимало оборудование. Порядок царил пугающий. На взгляд Стайлза, ни один нормальный человек не мог жить в такой мертвой упорядоченности.

Стайлз подошел к столу с большими банками краски. Никаких кистей или палитр не было, только эти банки и аккуратно разложенный реквизит: красная ткань, небольшой топор.

- Раздевайся, - Питер подвинул к Стайлзу стул. - Ты не побоялся приехать в другой город к взрослому мужчине, в то время, когда по всему округу пропадают подростки. Думаю, раздеться не побоишься тоже.

Стайлз неловко дернул плечом и расстегнул молнию на худи. Питер смотрел на него насмешливо, потом засмеялся и помог быстро снять и кофту, и майку, довольно ловко, почти не касаясь кожи.

- Не тяни со штанами, иначе и с ними буду помогать.

Стайлз постарался не думать о том, что Питер, кажется, принюхался к его волосам, пока помогал раздеться. Джинсы пришлось снять быстро, чтобы не передумать. Белые стены давили на виски, и в глазах Питера Стайлзу чудились хищные желтые отблески, как у той собаки, что являлась постоянно.

- Сможешь долго стоять и не шевелиться? - спросил Питер, наклонившись ближе и взяв Стайлза за руку.

Стайлз явственно вздрогнул, но кивнул. Он зябко переступил с ноги на ногу, хотя в комнате было тепло, и полы были с подогревом. Питер взял банку красной краски, акриловой, судя по отсутствию запаха. Стайлз понял, почему не увидел кистей - краску Питер брал пальцами, и ими же наносил на тело, аккуратными, сосредоточенными движениями. Стайлз невольно покраснел, потом дал себе мысленного пинка и встал прямо, стараясь думать о чем-нибудь другом. Об Англии, или о Стартреке.

“Я вода, я скала, я неудачное произведение современного искусства”

Питер вел красными пальцами по его груди, вырисовывая спиралевидные узоры, где фигуры переходили одна в другую, и когда он задел соски, Стайлз почувствовал… то же, что чувствовал с Хезер. Даже та же неловкость присутствовала, отравляя и мешая расслабиться и наслаждаться. Он был уверен, что смог бы этим наслаждаться, даже прикосновениями мужчины, потому что все руки одинаково приятны, когда тебе семнадцать и тебя возбуждает опасность.

Стайлз посмотрел на красный плащ, который Питер оставил на столе, и постарался заставить свой голос не дрожать.

- Я буду красной Шапочкой?

Питер с улыбкой покачал головой, дорисовывая спирали на груди и животе, оставив ноги без раскраски. Он взял лицо Стайлза в свои руки - красные, словно в крови, - и коснулся его лба своим. А потом взял его руку, поднося к губам.

- Последний штрих, - сказал он тихо и укусил запястье Стайлза, неожиданно сильно и больно, так, что остался явный след зубов.

- Иди туда, - он подтолкнул Стайлза к белой стене, в окружение зонтов светоотражателей, осветительных приборов или другой подобной фигни, в которой Стайлз толком не разбирался, и кинул ему красный плащ.

- Лучше будет, если ты сядешь. Плащ на колени, да, так. Но чтобы было видно ногу. И кое-что еще…

Рядом с раскинувшимся матовым красным озером на фоне зеленого пола плащом Питер бросил топор.

- Помнишь, ты писал о своей пропавшей подруге? - спросил Питер из-за камеры.

- Постой, я не…

Щелчок камеры заставил Стайлза замолчать.

- Ох, Стайлз, это было так просто. На мой сайт не так уж просто выйти, а ты не слишком похож на фаната современного искусства и сказочных сюжетов. Ты написал мне в скайп, которого на сайте нет, но который был у Лидии, которую я должен был фотографировать. Думал изобразить ее как баньши. Ей пошло бы быть мертвой кричащей женщиной.

- И что теперь, убьешь меня? - Стайлз почувствовал, как в нем закипает злость, так, что зубы сводило. Он неосознанно напрягся и потянулся к топору, хотя тот, наверняка, был всего лишь муляжом. Еще несколько минут надо было подождать, всегда так сложно было угадать, сколько понадобится…

Щелчок.

Питер довольно улыбнулся и отошел от камеры. Моргнул пару раз устало и потер глаза.

- Прекрасный кадр. Можешь не беспокоиться, Стайлз. Я не собираюсь причинять тебе вреда. Ты спокойно можешь смыть краску и выйти из дома, я подвезу тебя до твоей машины или вызову такси. Никаких цепей в моем подвале, никаких мертвых мальчиков и девочек на заднем дворе, в твоих кофе и печенье не было снотворного…

- Вообще-то, было, - Стайлз усмехнулся и резко поднялся, откинув в сторону красный плащ. - Я сам его добавил, прежде чем отдать тебе. Не знаю уж, что за принцессу в красном ты изобразил из меня, а вот ты будешь прекрасной Спящей красавицей.

Питер удивленно моргнул, а Стайлз быстро подошел к нему и толкнул со всей силы. Питер попытался устоять, ударить его, но вместо этого повалился на пол. Таблетки, выданные ему доктором Бэккери, его психиатром, наконец подействовали. Она обещала резкий и крепкий сон.

На столе лежали две рамки, ждущие распечатанных фотографий. Питер достал их, пока Стайлз снимал джинсы. Сверху на них было подписано карандашом - Охотник.

Стайлз поискал в доме веревки, кое-как связал Питера узлами, которые тренировался вязать все дни до встречи, и достал из широких джинсов наручники. Пришлось потрясти и пошарить дрожащей рукой, чертовы штаны оказались не лучше женской сумочки. Хорошо, что Питер не заметил наручников, спасибо моде на одежду, в которой можно при желании еще пару людей спрятать.

Стайлз выбрал на кухне нож побольше и проверил остроту на пальце. Ну, для кухонного ножа он был хорошо наточен. В холодильнике нашлись помидоры, и нож резал их быстро и хорошо, даже сока почти не лилось. Кожица расходилась под лезвием сразу.

Если подошло для помидоров, подойдет и для человека.

* * *

- Что ж, это интересный поворот сюжета, - сказал Питер хрипло, когда Стайлз похлопал его по щекам, а потом и вовсе облил водой. Его слегка вьющиеся волосы облепили лоб и шею, попало и на тонкую бардовую кофту. Стайлз подцепил пальцем капельку, которая пыталась проскользнуть за V-образный вырез.

- Да, ты хорошо выбрал мне роль.

- Никогда не ошибаюсь, - кивнул Питер и поморщился. - Чем ты меня опоил? Голова болит страшно.

Стайлз неловко махнул ножом, потом приставил его к плечу Питера кончиком.

- Удивительно, что ты думаешь о головной боли, хотя должен бы кричать от ужаса или раскаяния и звать на помощь.

- Почему всем так нравятся мои крики? Пою я лучше. Думал в детстве попробовать себя в рок-группе, но семья настояла, чтобы пошел на медицинский.

- Что ты делал с подростками? - Стайлз надавил на лезвие. Он почувствовал давление, когда лезвие проткнуло кожу, послышался странный звук, от которого мурашки побежали по спине. Питер сжал зубы и зашипел. Стайлз представил, что он должен чувствовать. Насколько сильна боль? Стайлз часто щеголял синяками и ссадинами, но это были мелочи, а боли после аварии он почти и не запомнил, спасла кома, после которой осталась только тяжелая ноющая боль в костях и переломах.

- Я их фотографировал, Стайлз, - Питер прикусил губу, и теперь на ней выступила кровь. Не потекла струйками, как показывают в фильмах, а всего лишь маленькой капелькой окрасила побледневшие губы.

- Ты живешь в городе, который находится примерно в центре округа. Похищения происходили поблизости. Все пропавшие - необычной внешности, друзья одной из девочек говорили, что она собиралась увидеться с фотографом. У Лидии был твой контакт в скайпе, и вы собирались встретиться в тот вечер. Я не знаю, почему она вообще пошла на такое безумие, она слишком умна для этого, но…

- Мы познакомились с Лидией на выставке, - сказал Питер. Он говорил так спокойно, по сравнению со срывающимся голосом Стайлза, который повел ножом вниз, разрезая его кожу. Как те помидоры. На кофте крови почти не было заметно. Вода с волос Питера смешивалась с потом.

- Она приходила с матерью, с которой я давно знаком. Лидия рассталась со своим парнем, у нее были проблемы с антидепрессантами, и я предложил ей прогуляться. Рассказал о своем хобби и своих проблемах. Дал свой телефон - просто так. Она мне понравилась, такая красивая и умная, и маска школьной королевы без мозгов к ней прилипла накрепко. Она позвонила, и мы начали видеться. Переспали. Не думаю, что у тебя есть записывающее устройство, ты все еще не оделся, и я даже представлять не хочу, где ты мог бы его спрятать. Мне в принципе было плевать, что Лидия несовершеннолетняя, не понимаю закон, который разрешает ей спать со сверстниками, но запрещает с опытными мужчинами. Мы действительно должны были встретиться после вечеринки, но она позвонила и попросила прийти пораньше, забрать ее от школы. Хотела, чтобы я сделал ее фотографию. Баньши, так я ее представлял, да.

Стайлз слушал, продолжая проводить кровавые полосы по груди Питера, скорее расцарапывая и разрывая кофту, потому что плотную ткань нож не брал. Не такой уж и острый, наверное. Питер морщился, но словно не осознавал, что его тело чувствует боль. И что Стайлз ножом повторяет спирали, такие, как рисовал Питер на нем краской.

- Она сказала, что вышла на спортивное поле, я пошел туда, потому что ее голос звучал испуганно. И увидел, как на нее напали. Невысокий, худой человек. Почти бритая голова, нелепый вечерний костюм, и губы. Мне запомнились твои губы, Стайлз. Они кривились почти как сейчас. А теперь скажи мне - почему ты ранил Лидию? И убил Хезер? Я тоже провел свое маленькое расследование, Стайлз. Это было не сложно, я ведь мог поверить в то, во что ни за что не поверил бы твой отец и агент МакКол из ФБР, отец твоего лучшего друга.

Стайлз отступил на шаг, потом еще, роняя нож. Голова кружилась, перед глазами плясали точки, то черные, то всех цветов радуги. Он не мог убить Хезер, о чем Питер говорит, он искал того, кто ее убил. Он отошел ненадолго…

Хезер прижимается к нему, и он сначала замирает, не зная, что делать, а потом вдруг чувствует возбуждение. Стайлз почти чувствует, как кровь пульсирует по телу, быстрыми-быстрыми толчками, как дрожат обнимающие Хезер руки. Преследующий его во снах пес рычит, Стайлз смотрит на него испуганно и думает вдруг, что будет, если зарычать в ответ. Конечно, все это сон. Он бы никогда не целовал Хезер наяву. И его страх, возбуждение и больное детское любопытство толкали его вперед.

Что будет, если он умрет во сне?

Он оттолкнул Хезер, она вскрикнула, падая и ударяясь о шкаф с вином. Стайлз смотрел на ее упавшее тело и не понимал, что случилось. Мысли терялись. Хезер умерла? Как и мама. Он должен ее похоронить.


- Это было во сне, - сказал Стайлз уверенно.

Связанный Питер в неровных кровавых узорах шагнул вперед, отряхивая руки с красными следами от веревок. С громким хрустом он вправил палец. Как он… Когда успел...

- Тише, тише, Стайлз, - Питер прижал его к себе и погладил по голове. Его кровь на груди Стайлза мешалась с красной краской. Зеленые стены напоминали про листья омелы.

- Ты сходишь с ума. Мне это знакомо. Я пережил пожар, в котором сгорела почти вся моя семья, и это дало толчок для развития психической болезни. Доктор Бэккари, ты же знаешь ее? Я знаю, что она лечила тебя, прописывала лекарства после аварии и комы. Меня она тоже лечила. Хороший врач, знает все тонкости… Я несколько месяцев просидел без движения в палате. Кататония. Ты мыслишь, но не можешь пошевелиться, не хочешь даже. Она сажала меня в кресло, как куклу из пластилина. А потом пришло время для обратной реакции, и моя племянница оказалась в палате в этот момент. Доктор Бэккари думала, что ее голос меня встряхнет. И я впал в ярость. Бил Лору, царапал, кажется, даже зубами вцепился, помню, что чувствовал вкус крови потом. Доктор помогла мне все скрыть. Она любит так веселиться. Что она прописала тебе, Стайлз? Знаешь, я фотографировал ее в образе Королевы с отравленным яблоком. А из тебя вышел чудесный охотник, которого можно отправить и за принцессой, и за волком.

Питер коснулся губами лба Стайлза. Оказывается, у крови был запах, потому что Стайлз его чувствовал. Странно, краска не пахла, пахла только кровь и пот.

- Тише, ты, кажется, плачешь, - Питер провел губами по его щекам, сцеловывая слезы. - Не так уж плохо быть сумасшедшим, Стайлз. И я рад, что мы встретились. Иногда приятно знать, что ты не одинок. Пойдем. Хочешь еще печенья?

Стайлз кивнул, хотя не понял вопроса. Мир снова ускорялся и замедлялся. Черный пес лизал ему лицо. В ушах царил белый шум.

Стайлз открыл глаза в темноте, его разбудил шум сирен. Он с трудом поднялся, держась за голову. Она, кажется, вращалась по орбите, как планета Земля. Питер перенес его в машину, так и не одев, только прикрыв плащом, кто же еще, если не Питер. Еще он оставил ему топор и фотографии. Стайлза - с подписью Охотник. Питера - с кровавыми отметинами на груди, мокрыми волосами и бледным лицом, с серыми следами краски на щеках. Она была подписана - Волк.

Питер - волк, и Стайлз - охотник, почему-то это казалось ему полным смысла. Он вспомнил, как сверкали глаза Питера, когда он его резал. Или когда Питер нажимал на кнопку фотоаппарата. Стайлз чуть не убил волка, но волк сбежал.

Зато он убил Хезер. Он ранил Лидию. Раз начав скрывать от него страшную правду, подсознание несколько увлеклось. От случайного убийства и похорон в беспамятстве - боже, он точно проверил пульс? Боже, она ведь могла быть еще жива - до нападения с ножом на девушку, о котором мечтал с детства.

Все это время Стайлз искал себя. Он вышел из ступора. Он сошел с ума и не мог отличать реальность от галлюцинаций.

Дом Питера горел, разгорелся довольно быстро, судя по всему, и когда Стайлз вывалился из машины, то почувствовал тепло. Вместе с ним на мокрую дорожку упал пакет с печеньями в виде елок.

Стайлз протянул к горящему дому руки и грел их, пока не приехали полицейские и не засунули его в машину скорой.

“Ты сошел с ума, Стайлз - сказал Питер - Каждому нужен похожий человек”

Стайлз не был уверен, что остальных подростков убил Питер. Кто-то еще был в игре. Лекарства, которые прописала ему доктор Бэккери… Он должен думать об этом. Или ответить врачам, как его зовут и как он тут оказался. Был ли кто-то в доме?

- Принцессы, принцы и прочие сказки, - сказал он хрипло, - а вот волк убежал. Я ловил его, а вместо этого себя за хвост схватил.

@темы: PG-13, Питер Хейл, слэш, авторский фик, Стайлз Стилински, СС 2013-2014

URL
Комментарии
2014-01-19 в 13:20 

Dragon with grey eyes
Уровень сарказма в моем ответе зависит от уровня тупости вашего вопроса.
Хороший фик вышел. Внезапно оборвался, но это его совсем не испортило. Очень интересный образ Питера вышел))) хотя вопросов теперь куча))) спасибо большое Вам Санта!))) очень зашел подарочек!))) по всем пунктам)))

2014-01-19 в 19:38 

Джей молча пьет кефир
Hell was the only safe place for us now. ©
Наконец что-то про Питера и Стайлза.
Получилось интересно, спасибо автор! Приятно было почитать нечто такое)

2014-02-06 в 13:52 

Мисс Саммерс
gaybirds || РАЙЛИ В ШАТЕРДОМИКЕ
*дошла наконец*

Dragon with grey eyes, Джей молча пьет кефир, спасибо! рада, что понравилось)

   

Have yourself a merry little wolf

главная