05:21 

Teen Wolf Secret Santa
:deer2:

Подарок для Dino Ferrari


Название: Под прикрытием
Автор: Рождественский Волчонок
Бета: Рождественский Волчонок
Пейринг: Дерек/Стайлз, остальные на фоне
Рейтинг: PG-13 (за пару матерных слов)
Жанр: романс, экшн
Предупреждения: AU, OOC, частичный (?) ретеллинг фильма «Форсаж».
Примечания: (если есть) В силу AU герои старше канонного возраста. ООС обусловлен именно этим.
Размер: ~8000
От автора: Дорогой заказчик! Пусть этот год станет для тебя годом, в котором исполняются все желания. Спасибо за шикарную заявку. Извини, что не вышло с высоким рейтингом, но я скромно надеюсь, что даже несмотря на этот недостаток текст тебе понравится.

Отчаяние.

Стайлз сидел на диване в своей комнатушке в магазине автозапчастей, бездумно глядя перед собой, и придумывал подходящее определение своему душевному состоянию.

Смятение? Да, но не совсем верно. Злость? Да, и злость тоже. И непонятно, на кого больше – то ли на себя, то ли на идиотское командование, то ли на Дерека Хейла с его скрытностью и ледяным спокойствием. Возможно, на всех разом. Но было что-то ещё – что-то, от чего в груди начинало щемить и хотелось вскочить и заметаться по комнате.

Стайлз лишь усилием воли оставался на одном месте. Всё равно беспорядочное мельтешение ничем не могло помочь.

Нужно было что-то делать. Нужно было действовать, а не сидеть здесь сложа руки в ожидании, что всё само как-нибудь образуется.

Но как действовать в данных обстоятельствах, он не знал.

== Два месяца назад ==

Два месяца назад полицейский Стайлз Стилински получил задание от руководства внедриться в банду Дерека Хейла, одного из самых известных гонщиков Лос-Анджелеса. Группа налетчиков на навороченных тачках грабила грузовики с бытовой техникой, и всё бы ничего, если бы не масштабы действа.

Когда счет за награбленное перевалил за пять миллионов, к делу подключили ФБР. Именно они и предложили идею внедрения крота. При чем же здесь был Хейл? В стритрейсерском мире всё вращалось вокруг него, и Дерек просто не мог не знать о том, кто проворачивает темные делишки на его территории.

В случае успеха Стайлза ждал значок детектива и перспективы дальнейшего роста, поэтому энтузиазма ему было не занимать. Он пахал как проклятый, готовя себе легенду, изучая личные дела всех членов банды Хейла и доводя выделенный ФБРовцами Мицубиси Эклипс и свои навыки вождения до совершенства.

Спустя месяц проработки задания со специалистами из различных отделов он был готов ко всему. У него были на руках все документы – от удостоверения личности и водительских прав до школьных выпускных тестов. У него была новая жизнь – с новым днем рождения, новой фамилией и новой историей. Единственным, что он не стал менять, было имя. Просто на случай, если кто-то из знакомых случайно увидит его на улице и решит окликнуть. Так Стайлз Стилински стал Стайлзом Спилнером.

Он знал о банде всё: от расписания работы кафе, которое держал Хейл, до списка мест, где он появлялся чаще всего. Знал всю его банду в лицо. Знал их биографию, привычки, черты характеров. Личное дело самого Дерека Хейла Стайлз помнил наизусть, до каждой строки. Казалось, он знает об этих людях всё.

Стайлз не имел права прошляпить это дело.

Внедряться в банду он решил именно с кафе «У Хейлов». Не сказать, что место было людным, но Стайлза это устраивало ещё больше: так было проще привлечь внимание объекта. Кора, сестра Дерека, работала за стойкой, обслуживая клиентов, и Стайлз знал: рано или поздно Дерек о нем узнает.

Расчет оказался верным. В один из дней, заглянув в кафе и уже почти по-дружески поприветствовав Кору, Стайлз увидел Дерека Хейла. Тот сидел в кабинете шефа, пролистывая бумаги. Когда Стайлз попросил такой же сэндвич, как и обычно, он почувствовал на себе чей-то взгляд.

Хейл смотрел на него через стеклянную перегородку, не отрывая взгляда. Смотрел изучающе и очень внимательно.

Уже в тот момент Стайлз понял: началось. Вот оно: точка отсчета, начало координат, старт. Дальше всё зависело только от того, насколько хорошо Стайлз умеет работать.

Взгляд зеленых глаз, казалось, пронизывал насквозь. В какой-то момент Стайлзу показалось, что Дерек уже знает о нём всю правду и внедрение засыпалось на самой первой стадии, но через секунду вернулась Кора, протягивая ему сэндвич, а когда Стайлз поднял взгляд, Дерека уже не было на месте.

== Двадцать дней назад ==

День выдался долгим.

За каких-то двадцать четыре часа Стайлз получил на свою машину систему азотного впрыска с двумя баллонами в придачу, заявил о себе на сходке гонщиков в одном из старых кварталов на окраине города, а затем проиграл свой автомобиль в гонке с Хейлом. Заглядывая под капот пышущего паром Эклипса, Дерек неодобрительно покачал головой и произнес:

- Ты даже переключать на пониженных передачах толком не научился. Теперь мы с Айзеком должны будем разобрать коллектор, чтобы заменить сгоревшие сальники.

Толпа вокруг них весело ржала и улюлюкала. Хейл в этом океане звуков казался непоколебимой скалой, о которую разбивались все эмоции. Он оставался спокоен и уверен в себе.

«Ну ещё бы, - подумал тогда Стайлз, - это ведь не он только что проиграл тачку стоимостью в восемьдесят тысяч».

Стайлзу было почти стыдно от того взгляда, которым его наградил Дерек, - как на глупого щенка посмотрел. Он улыбался в ответ, скрывая своё разочарование в собственных силах и оставляя «на потом» мысли о том, что вместе с проигранным Эклипсом уходят и надежды на внедрение в банду.

- Но я почти сделал тебя! – Стайлз придал голосу легкости, которой не чувствовал, но он собирался играть до последнего. Терять всё равно было нечего.

А Дерек окинул взглядом толпу и снова повернулся к нему.

- Спроси у любого гонщика… у любого настоящего гонщика, и тебе ответят: не важно, насколько ты опередил – на дюйм или на милю. Победа есть победа!

Дерек вскинул руки, и толпа радостно загалдела, поддерживая своего лидера. Стайлзу оставалось лишь смотреть, понимая, насколько он не вписывается в окружающую обстановку. Его отказались принять. Он был чужаком и сейчас стая демонстрировала это с кристальной ясностью.

Наверное, всё закончилось бы тем, что Стайлз вернулся бы домой, зализывая раны, нанесенные самоуважению и чувству собственного достоинства, но тут вмешался его величество случай. Внезапная облава копов на гонщиков оказалась как можно более кстати – Стайлз в тот момент готов был молиться на того, кто отдал приказ, – и через пару минут Дерек уже сидел на пассажирском сиденье Эклипса, а Стайлз топил педаль газа в пол, пытаясь оторваться от преследования.

И всё было бы хорошо, если бы не ублюдки из банды Дюкалиона.

Это было попросту нечестно: слишком много событий для одного вечера. Стайлз рассчитывал на то, что подвезет Хейла домой - и на этом приключения закончатся. Дюкалион решил иначе. В какой-то момент Стайлз даже подумал, что всё обойдется – глава враждебной группировки напомнил о «Гоночных войнах», одном из самых серьезных состязаний гонщиков в умении выжимать из машины всё, и распрощался. Стайлз едва успел выдохнуть, как двое близнецов на «Сузуки» вернулись с автоматами в руках и за считанные секунды превратили их машину в решето. В итоге Эклипс весело полыхал ярким пламенем, а до дома Стайлзу и Дереку оставалось тридцать километров пути.

С другой стороны, в ситуации были свои плюсы. Дерек Хейл шагал рядом, и Стайлз собирался использовать представившийся шанс на всю катушку.

Ночь обещала быть долгой. Фонари горели вдоль дороги, отбрасывая на асфальт апельсиновые тени, позади полыхал горящий автомобиль стоимостью в два годовых жалования Стайлза Стилински, а упомянутому Стайлзу на это было плевать. Сейчас его больше занимал тот факт, что Дерек Хейл шагал рядом, и от него веяло таким знакомым, таким незыблемым спокойствием, от которого и сам Стайлз невольно начинал дышать глубже. Как будто не было никакой передряги, как будто не казалось всего двадцать минут назад, что им обоим конец.

- А ты неплохо гоняешь, - прервал молчание Дерек.

Стайлз едва не споткнулся на ровном месте. Похвала была неожиданной – особенно похвала после того, как он проиграл свою тачку в гонке. Но Дерек выглядел серьезным – не похоже было, чтобы он издевался.

- Спасибо?

Дерек кивнул на ходу – мол, не стоит благодарности. Стайлз спросил что-то о банде Дюкалиона, не особо надеясь на диалог, но Дерек отозвался:

- Долгая история.

- Да ладно, нам ещё тридцать километров пешком идти. Рассказывай!

- Неудачная сделка. И, пожалуй, мне не стоило путаться с его сестрой.

Стайлз фыркнул – подобная откровенность была забавной. Это было странно – Дерек казался прямым и откровенным, как открытая книга. Говорил как есть, не стесняясь ни своего прошлого, ни своих ошибок. О том, что два года своей жизни он провел в тюрьме, сказал так же просто: «Я лучше умру, чем вернусь туда». И в том, как упрямо он смотрел в этот момент, как непроизвольно пальцы сжались в кулаки, Стайлз прочитал: Дерек говорит всерьез.

Это было странно и неправильно, но Дерек Хейл вызывал у Стайлза чувство симпатии и желание доверять.

Когда пойманное на последние карманные деньги такси доставило их к дому Хейла, Стайлз только махнул рукой на прощание и зашагал прочь. События сегодняшнего дня сливались в кучу, усталость накатывала, заставляя колени подгибаться, и всё, чего ему хотелось, – это добраться домой, влезть под душ и рухнуть на кровать. А обо всём произошедшем он решил подумать позже, когда адреналин в крови поутихнет и в голове прояснится.

Он не успел отойти и на пятнадцать шагов, когда Дерек окликнул его.

- Эй, Спилнер!

Стайлз обернулся. Дерек стоял у самой двери, одним плечом прислонившись к косяку, и свет мягко падал на его лицо, вычерчивая острые скулы. Из дома доносилась громкая музыка и чьи-то голоса – явно ребята справляли вечеринку после заезда.

- Не хочешь выпить пива?

Стайлз замялся, понимая, что стоит за этим предложением. Вожак приглашал его в свой дом. В свою стаю. Это означало, что внедрение проходит даже лучше, чем Стайлз мог мечтать.

А ещё это означало, что Дерек ему доверяет.

- Конечно, - Стайлз широко улыбнулся и зашагал к дому.

Ребята Хейла отдыхали. Кто-то обнимался в углу, кто-то пил пиво, кто-то играл на гитаре, пытаясь перебить басы, доносящиеся из колонок. Стайлз несколько раз моргнул, помогая глазам привыкнуть к свету, и прошел в комнату.

Взгляды присутствующих прилипли к нему, как притянутые магнитом иглы.

- Дерек, ты зачем его сюда привел? – спросил широкоплечий парень – Джексон, как помнил Стайлз, - снимая с плеча гитару.

- Дерек? – блондинка, растянувшаяся на полу с бутылкой Короны в руках, подняла голову и смерила Стайлза презрительным взглядом.

- Нам тут сосунки не нужны, - продолжил Джексон.

Дерек повернулся к нему – куда более резко, чем ожидал Стайлз.

- Этот сосунок, между прочим, спас меня от наручников! Пока кое-кто, - Дерек обвел взглядом всех присутствующих, и Стайлз почувствовал, что съеживается от повисшего в атмосфере напряжения. Дерек был зол, но странное дело: ни единого лишнего движения, ни сумбурного жеста он не сделал, – бежал, поджав хвост, а потом развлекался здесь и пил пиво.

Дерек развернулся, подхватил со стола пару запотевших бутылок с пивом и сунул одну из них в руки немного офигевшему Стайлзу.

- Держи. Развлекайся. Проблем ведь не будет?

Последний вопрос он явно адресовал своим. Стайлз видел, как опустила голову Эрика, как отвел взгляд Джексон. Решение Хейла им явно было не по нраву, но он был боссом, и им пришлось подчиниться.

А Дерек, похоже, и не ожидал подтверждения – Стайлз уже слышал его голос из кухни:

- Айзек, бери свою подружку и вали наверх. Не подняв капот, мотор не переберешь!

Стайлз повернул голову на звук – из кухни вынырнул парень его возраста, таща за руку девчонку-азиатку с кучерявыми волосами, а вслед за ними вышел Хейл с тарелкой сэндвичей.

- Всему их учить надо, - добродушно проворчал он, протягивая тарелку Стайлзу. – Держи. Тут и с тунцом есть.

Стайлз рассмеялся – искренне, впервые за весь вечер, - и почувствовал, как уходит сковавшее тело напряжение. Сэндвичи с тунцом он заказывал Коре на протяжении всех тех трех недель, когда пытался внедриться в банду. И вот на тебе: Дерек Хейл уже в курсе его предпочтений. Ну и ну.

- Спасибо, - кивнул Стайлз, забирая с тарелки один из сэндвичей, и наконец сделал глоток из своей бутылки. Холодный напиток скатился в желудок, и тот отозвался голодным урчанием. Есть и впрямь хотелось зверски.

- Вот оно какое, гостеприимство Хейлов? – спросил он, усаживаясь в ближайшее кресло.

Хейл смахнул со стола пустые пачки из-под чипсов и присел на край. Он щедро отхлебнул из своей бутылки, поставил тарелку с сэндвичами на подлокотник между собой и Стайлзом и пожал плечами:

- Пожалуй. Я видел, ты стал частым гостем в моем кафе.

Вместо ответа Стайлз кивнул.

- Разобьешь ей сердце – сломаю тебе шею.

Что ж, Хейл умел быть лаконичным.

- Не дождешься, Дерек, - совершенно искренне пообещал Стайлз.

Кора была симпатичной девушкой. Даже более чем симпатичной. Но целью Стайлза была вовсе не она.

Дерек бросил на него взгляд, в котором читалось уважение пополам с любопытством. Но вместо вопроса Стайлз услышал нечто совершенно другое:

- Ты ведь работаешь в магазине запчастей у Финстока?

- Да.

Дерек смотрел на него своими глубокими зелеными глазами - совсем как тогда, в кафе. И от этого взгляда у Стайлза в груди что-то горячо растекалось, заставляя быстрее биться сердце. Медленно, словно раздумывая над каждым словом, Дерек произнес:

- С этого дня после работы у Финстока ты работаешь у меня. Посмотрим, чего ты стоишь.

== Тринадцать дней назад ==

Дерек звал своих ребят семьей.

Стайлзу всегда казалось, что это звание отдает пошлятиной и пафосом. Перед глазами вставали картинки из фильмов про дона Корлеоне – с дымящимися сигарами в унизанных золотыми печатями пальцах, с презрительно прикрытыми глазами и дорогими пиджаками от известных кутюрье. От самого слова «семья», употребляемого бандитами в адрес своих подельников, веяло этакой бравадой: мы стоим друг за друга, вместе мы сила! Как правило, на втором-третьем допросе в полицейском участке эти «братья» сливали друг друга, забыв о клятвах верности и чести.

Дерек звал своих ребят семьей, но у Стайлза почему-то не было сомнений, что для Дерека так и есть.

В доме Хейлов всегда кто-то был. Ребята приезжали и уезжали, вместе ужинали, вместе смотрели фильмы, пили пиво, обсуждали последние заезды и копались под капотами своих автомобилей. Будучи впервые приглашенным на воскресный пикник, Стайлз помогал Коре нарезать овощи для салата и чувствовал себя до странности уютно. В своей тарелке. Как дома.

Через окно на кухне было видно, как Дерек готовит куриные крылышки на гриле, то и дело смазывая их соусом и переворачивая. Аппетитный аромат проникал даже в дом, дразнил запахом дыма и жареного мяса. Стайлз поймал себя на том, что бессовестно пялится на Хейла-старшего – на то, как он наклоняется над грилем, как оборачивается, чтобы перекинуться парой слов с копающимся под капотом Джексоном и Бойдом, как улыбается в ответ. Дерек казался расслабленным и каким-то совсем домашним – совсем не таким, каким Стайлз представлял его себе, читая личное дело.

- Ты понравился брату, - раздался рядом голос Коры, и Стайлз вздрогнул, едва не раскроив себе палец.

Он недоуменно поднял взгляд на сестру Хейла. В груди бухало так, словно его поймали с поличным. Не самое приятное ощущение, особенно для полицейского под прикрытием.

Во взгляде Коры не было ни жесткости, ни презрения, ни настороженности. Она улыбалась, чуть склонив голову, и густые каштановые волосы рассыпались по плечам и груди.

- Да? – Стайлз сглотнул: в горле внезапно пересохло. – С ним сложно.

- А с тобой просто?

- Проще. По крайней мере, я не пугаю половину народа невозмутимым и суровым выражением рожи.

Кора рассмеялась, доставая тарелки из кухонного шкафчика.

- Но, знаешь, - не мог не признать Стайлз. – Сейчас он кажется совсем другим.

Кора посмотрела в окно. Там, у гриля, Дерек потягивал пиво и что-то рассказывал Айзеку, расставляющему стулья у вынесенного на улицу стола. Она улыбнулась и тихонько вздохнула, и Стайлз бросил на нее внимательный взгляд.

- Да. Он редко бывает таким, – она наклонилась, чтобы вытащить пару кухонных полотенец, но Стайлзу показалось, что она прячет лицо. – Наши родители погибли в автокатастрофе, когда Дереку было семнадцать. Семья для него – всё. Наверное, поэтому он относится к ребятам как к родным.

Стайлз кивнул, пряча взгляд. Тяжелое, грузное чувство вины толкнулось в грудь, заставляя перевести тему. Он знал: Дерек был первым подозреваемым в совершаемых преступлениях. Только вот сам Стайлз уже не верил в то, что это могло быть правдой: Дерек был слишком спокойным и слишком умным для того, чтобы рисковать свободой. А ещё Стайлз помнил его слова касательно возвращения в тюрьму. Нет, это не мог был Дерек. Стайлз был готов сделать всё, чтобы доказать это.

Дверь в кухню распахнулась, в проеме показался Айзек.

- У Дерека уже почти готово. Идемте, - позвал он.

Стайлз кивнул. Кора передала Айзеку тарелки и приборы, тот вышел сервировать стол, а она подхватила миски с салатом и кивком указала на холодильник:

- Стайлз, захвати пиво, – а затем шагнула к нему ближе и пытливо заглянула в глаза. – Он ведь тебе тоже нравится, да?

Стайлз сморгнул и застыл на месте. Кровь бросилась в голову, ушам и щекам стало жарко. Стайлз пытался найти слова – и не мог. Кивнуть? Отказаться? Перевести всё в шутку? Он бы хотел, но как назло в голове не осталось ни единой мысли. Только и оставалось, что хватать ртом воздух и смотреть на Кору во все глаза.

Она вдруг подмигнула ему и улыбнулась.

- Ждем за столом, - произнесла она, развернувшись и направившись к выходу.

Оставшись один, Стайлз открыл холодильник, вытащил первую попавшуюся бутылку и приложил её к своему горячему лбу. И только после этого позволил себе выдохнуть.

== Восемь дней назад ==

Ночью Стайлза разбудил звонок Криса Арджента, его шефа.

- Произошло ещё одно ограбление. Мне нужна информация. Днем тебя заберут.

Арджент повесил трубку, не дожидаясь ответа, а Стайлз с бессильным вздохом откинулся на диван. Сон как рукой сняло. Мысли завертелись в анализе последних данных – слухов, случайных фраз, тем разговоров. Он хотел найти что-нибудь – хоть что-то, – что позволило бы подтвердить подозрения полиции или опровергнуть их.

Но ничего странного за командой Хейла Стайлз не замечал. Ребята вовсю вкалывали в гараже, настраивая машины для участия в «Гоночных войнах», а по вечерам собирались у Хейла, чтобы с попкорном посмотреть какой-нибудь фильм и выпить пива. Стайлз и сам с головой окунулся в подготовку к гонкам, доводя до ума подогнанную управлением «Мазду» и гоняя на ней по загородной трассе. Дерек торчал рядом сутки напролет, помогая, подсказывая и показывая. Он знал о машинах всё, но ещё больше он знал о том, как заставить машину показать все свои возможности. Стайлз не раз ловил себя на том, как наблюдает за Хейлом – как тот затягивает крепеж, как вытирает пот тыльной стороной ладони, как бугрятся мышцами его плечи, не прикрытые обтягивающей майкой. Дерек гипнотизировал его одним своим присутствием. «Он словно обладает какой-то магией, - сказала как-то Кора. – К нему тянет, будто магнитом». Сейчас Стайлз был полностью с ней согласен. Дерека хотелось слушать. С Дереком хотелось быть рядом. От Дерека веяло таким ощущением силы и спокойствия, что Стайлз и сам становился спокойнее и увереннее в себе.

И чем ближе Стайлз узнавал Хейла, тем больше его волновала перспектива посадить его за решетку. Уже сейчас это казалось чем-то выходящим за рамки нормальности.

Дерек любил свою семью, свою машину и свою свободу. Упечь его в тюрьму означало лишить его всего того, что для Хейла составляло основу и смысл жизни. Наблюдая за Дереком, Стайлз начал понимать, почему для того возвращение в тюрьму было равносильно смерти.

Пятнадцатью часами позднее он сидел на вилле, арендованной руководством в качестве явочной квартиры, и рассказывал о том, что удалось нарыть. Сегодняшний день принес ему неожиданный подарок: один из клиентов, которого Стайлз видел на тусовках гонщиков в компании ребят Дюкалиона, притащил ему целый список запчастей, которые было необходимо доставить как можно быстрее.

- Нужны по три комплекта вот этих запчастей. Сможешь достать? – спросил он, протягивая Стайлзу листок.

- Сейчас посмотрим, - пробормотал Стайлз, забивая наименования в базу данных.

Все запчасти были подобраны для Хонды Цивик.

Именно на таких тачках гоняли налетчики на дальнобойщиков.

- По три комплекта, говоришь?

- Ага. И чем раньше, тем лучше.

Стайлз улыбнулся в ответ:

- Оформим.

От сердца отлегло. Дерек действительно был не при чем.

Именно об этом Стайлз Стилински и твердил сейчас руководству.

- Стайлз, послушай, оставайся спокоен и беспристрастен. Тебя послушать, так на Хейла вообще равняться пора. А между прочим, он отсидел срок! Ты помнишь его дело?

- До последней буквы, - мрачно отозвался Стайлз.

Он сидел за столом, потягивая кофе, и чувствовал себя не в своей тарелке. Это было странно – в конце концов, он был полицейским, и именно здесь должен был чувствовать себя лучше, чем работая в банде под прикрытием, - но сейчас Стайлз боролся с глухим раздражением, нараставшим подобно снежной лавине. Его бесило всё – от дрянного горького кофе до необходимости отчитываться перед руководством, доказывая свою объективность.

- А я тебе ещё раз напомню, - Крис поднялся, стащил со стола папку с надписью «Личное дело» и грохнул её перед Стилински. – Дерек Хейл почти до смерти избил Джеффа Таннера гаечным ключом на три четверти дюйма. Его едва оттащили! Видишь фото? Посмотри! Посмотри, я сказал!

Стайлз сжал зубы и медленно поднял взгляд на Арджента.

- Я по-прежнему объективен, Крис. Но я видел, понимаешь, видел этого парня в тусовке Дюкалиона! Три комплекта запчастей для Хонды Цивик! Система азотного впрыска, коллекторы, клапаны, поршни, воздушные фильтры… Там железа на сто тысяч! Крис, на таких тачках догнать грузовик – раз плюнуть!

- Спокойнее, Стайлз. Это всё может быть прикрытием, чтобы отвести глаза от Хейла.

- Это не может быть прикрытием, Крис, - Стайлз устало покачал головой. – Он слишком благоразумен и осторожен, чтобы рисковать свободой. Хейл на это не пошел бы.

- Но опровержения у нас нет.

- Равно как и подтверждения.

Крис смотрел на него так, будто он тронулся умом. Сказать, что Стайлза это бесило, – значило ничего не сказать.

- Но у нас есть след, ведущий к банде Дюкалиона, - продолжил он, пристально глядя на Арджента. – Крис, всё, что я знаю, - то, что вся гоночная тусовка вертится вокруг Хейла. И он знает, чьих рук это дело. Дай мне ещё пару дней, и я это выясню. Всего пару дней, Крис.

Тот побарабанил пальцами по столешнице и задумался.

- Окей. У тебя неделя. После этого мне будут нужны результаты. Правительство хочет знать, чем мы тут занимаемся.

Стайлз кивнул. За эти семь дней он просто обязан нарыть что-то стоящее.

== Два дня назад ==

Выкрашенная в ярко-оранжевый «Мазда» блестела полированными боками. Эту машину Стайлз и Дерек буквально перебрали своими руками. Огромный вклад внес Айзек, оказавшийся просто гением электроники. Именно он торчал у машины с ноутбуком в руках, обвешанный проводами и датчиками, как новогодняя елка, и хмурился, разглядывая всплывавшие на экране графики. Но зато когда Стайлз провернул ключ в замке зажигания, «Мазда» отозвалась низким, приятным звуком, от которого мурашки пробегали по коже.

Двигатель пел.

- Охрененно, - одобрил Стайлз. – Спасибо, чувак.

- Брось, мы все тут семья, - Айзек растерялся, словно похвала его смутила.

- Прокатимся? – предложил Дерек, затягивая последнюю гайку на креплении стайлзовой «Мазды».

Стайлз облизнул пересохшие губы и улыбнулся:

- А то.

Спустя полчаса они уже гнали по загородному хайвею. Стайлз откровенно наслаждался – машина вела себя послушно и чутко. Под капотом урчал двигатель, набирая обороты. Водителя и его пассажира мягко вжимало в кресла, асфальт несся под колеса серой лентой. Стайлз не стал включать музыку: он хотел слышать звук мотора, чтобы в случае наличия каких-нибудь шероховатостей обратиться к Айзеку за помощью.

Дерек сидел рядом в широких солнцезащитных очках, закрывающих едва ли не половину лица, и уголки его губ были слегка приподняты. Стайлз видел это, бросая взгляды в зеркало заднего вида, и понимал: Дерек тоже наслаждается поездкой.

На одном из светофоров пришлось притормозить на красный. В соседней полосе стоял черный Феррари, вылизанный до блеска. За рулем сидел лысоватый мужчина лет тридцати пяти, явно какой-нибудь банковский менеджер среднего звена. Пассажирское сидение занимала жеманная блондинка, хищным взглядом окинувшая и Дерека, и Стайлза. Но если с ней всё было понятно, то презрительный взгляд клерка Стайлз перенести уже не сумел.

- Красотка, и сколько стоит твоя тачка? – громко спросил он.

- Тебе она не по карману, - тотчас отозвался клерк, втапливая педаль газа в пол. Автомобиль отозвался густым, басовитым звуком. – Феррари.

Стайлз ухмыльнулся. Адреналин уже плескался в крови, хотелось выплеснуть его, заставить сердце стучать громче и чаще. Хотелось состязания. И плевать, что лошадиных сил под капотом Феррари было больше, чем под капотом Мазды.

Дерек молча осмотрел соперника, потом повернул голову к Стайлзу и задал всего один вопрос:

- Сможешь?

Стайлз лишь сильнее сжал руль. Оправдать ожидания Дерека враз стало важнее, чем прислушаться к доводам разума о количестве лошадиных сил. Хейл не раз говорил: самое главное в машине – прокладка между рулем и педалями. И Стайлз собирался доказать, что это правда.

Со светофора они с Феррари сорвались одновременно. Запахло паленой резиной, но через секунду запах унесло порывом ветра: Мазда неслась вперед. Стайлз переключал передачи, чувствуя машину буквально каждой клеткой своего тела, интуитивно угадывая наилучший момент для того, чтобы выжать сцепление и переключить передачу.

Феррари летел бок о бок, то чуть опережая, то отставая буквально на полметра. Стайлз отслеживал его краем глаза. Моторы ревели, автомобили двумя снарядами летели вперед.

За какие-то секунды они догнали шедший впереди транспорт, и Стайлз выскочил на встречную полосу, уходя от столкновения. Феррари несся по обочине через две полосы от него, не сбавляя скорости, но Стайлз уже чувствовал, что победил. Клерк сдрейфил, едва поток машин стал чуть более серьезным, и вместо того, чтобы петлять между ними, сбросил скорость и отстал.

Дерек обернулся, выискивая проигравшего в потоке, затем посмотрел на Стайлза и широко улыбнулся.

Несмотря на то, что дыхание перехватывало от адреналина, а руки тряслись от волнения, Стайлз чувствовал себя самым счастливым человеком во всем штате.

- Двигай на шоссе, направо, - сказал Дерек. – А там покажу, куда.

Стайлз послушно сбросил скорость и свернул по указателю, не задавая лишних вопросов. Что-то подсказывало: не стоит торопить события, Дерек расскажет всё сам.

Через сорок минут они стояли у деревянного сарая, сколоченного из грубо отесанных досок. Рядом был припаркован трейлер, по виду – давно заброшенный. Стайлз с интересом осматривал окрестности, пока Дерек снимал амбарный замок, висевший на дверце сарая.

- Мы жили здесь ещё до того, как родители погибли. Отец любил погонять, иногда брал меня с собой. Тогда я и понял, что скорость – это то, ради чего я живу. – Он распахнул дверь и махнул рукой, приглашая войти.

В сарае царил приятный полумрак. В воздухе плавали пылинки, потревоженные сквозняками, пахло машинным маслом. Стайлз шагнул внутрь и замер на пороге.

- Ого.

Прямо по центру помещения стоял черный Додж Чарджер образца 1970-го года, полированный и лаконичный, как пуля. Стайлз никогда не видел подобный автомобиль так близко. Руки чесались прикоснуться, погладить по покатому боку, дотронуться до рулевого колеса… Легенда. Самая настоящая легенда – и здесь, в заброшенном сарае!

- Девять сотен лошадиных сил под капотом. Двигатель доставили прямиком из Детройта.

- Дааа… - Стайлз не мог сдержать восхищения. Он обошел машину по кругу, разглядывая её со всех ракурсов, словно пытаясь запомнить каждую мелочь. А Дерек продолжал:

- Знаешь, сколько эта красавица показала на заезде?

- И сколько?

Стайлз поднял взгляд всего на секунду – и оказался в ловушке. Дерек не смотрел на машину.

Дерек смотрел на него. И взгляд у него был такой жаркий, что Стайлз невольно облизнул губы.

- Девять секунд ровно.

Дерек смотрел не мигая, не отводя взгляд. Он шагнул к Стайлзу, продолжая говорить:

- Мощность такая, что на старте её едва не снесло.

Расстояние между ними сокращалось, а Стайлз смотрел на Дерека, как впавший в транс кролик смотрит на удава, и не мог пошевелиться. На фоне солнечного света, падавшего от двери, фигура Дерека казалась вычерченной, будто обведенной темным фломастером по контуру.

- Отец еле удержал.

Дерек остановился напротив, на расстоянии в шаг. Стайлз мог видеть капельки пота, проступившие на висках, и отчаянно бьющуюся жилку на шее… И это зрелище пьянило и сшибало с ног.

- А твоё время? - спросил он.

- Я не был за рулем, - признался Дерек.

- Что так?

То, что происходило сейчас между ними, не требовало слов и обсуждений. Стайлз знал: Дерек не из тех, кто любит обсуждать свои чувства и эмоции. Дерек привык действовать. Вместо долгих объяснений, у кого под капотом лошадиных сил больше, он садился в машину и на деле доказывал, чего стоит. Он не говорил о том, как сильно любит свою семью, – он просто был с ними рядом, помогая советами и поддерживая. Для Дерека действовать было так же естественно, как дышать.

И сейчас Дерек так же легко и просто, без лишних слов, показывал Стайлзу самое дорогое, что у него было. И делал шаг навстречу.

- Я её жутко боюсь.

Эту фразу Дерек произнес внезапно севшим голосом, и Стайлз встрепенулся – с чего бы? А тот отводил взгляд, затуманенный воспоминаниями.

- Отец любил погонять. На этой красавице они с матерью ездили к родственникам в Санта-Клариту. В тот день их подрезал какой-то мудак, три месяца как получивший права. Машину занесло на скорости в сто восемьдесят километров в час, несколько раз перевернуло и швырнуло в телеграфный столб. От удара тот рухнул на землю. Родители погибли ещё до приезда «скорой».

Дерек говорил, водя взглядом по стенам сарая, увешанного старыми газетными вывесками и фото. Где-то здесь, подумал Стайлз, возможно, найдутся и фото родителей Дерека. Возможно, сейчас они смотрели на них с выцветшей бумаги. Сколько раз Дерек приезжал сюда один? Каких сил ему стоило забрать автомобиль, унесший жизни родных, и восстановить его до идеального состояния? Сколько часов Дерек ходил по этому самому полу, давя в себе отчаяние и боль?

А Дерек продолжал:

- Неделю спустя я нашел этого Таннера. У меня с собой был гаечный ключ на три четверти дюйма. Я не хотел его избивать, - Дерек перескакивал с описаний, не замечая этого. А Стайлз слушал, боясь пошевелиться и спугнуть откровенность. И только смотрел неотрывно, словно был там и наблюдал со стороны. – Я не хотел его избивать, но остановился только тогда, когда рука, державшая ключ, устала.

Стайлз сглотнул комок, застрявший в горле. Дерек наконец поднял на него взгляд и произнес:

- Сейчас он дворник в школе. А я отсидел два года, и мне запрещено принимать участие в гонках. Но знаешь что? Скорость до сих пор является единственным, ради чего я живу. Десять секунд, пока мы мчимся от старта до финиша, я свободен.

Стайлз кивнул, принимая исповедь, и шагнул навстречу.

- Я думаю, в этом году на «Гоночные войны» ты должен поехать на ней.

Стайлз и сам не понял, почему это произнес. Это казалось правильным – подтолкнуть Хейла к тому, чтобы покончить со страхами из прошлого. Укротить машину, которая вызывала страх у самого крутого гонщика Лос-Анджелеса. Завершить круг – и, может, что-то в жизни Дерека станет проще и легче.

Дерек смотрел на него со смесью недоумения и недоверия во взгляде, и Стайлз первым шагнул ближе к нему, скользнул ладонями по рукам – от локтей вверх, – а потом коротко тряхнул Хейла за плечи.

- Ты заслуживаешь большего, чем прятаться за страхи прошлого, Дерек. Ты заслуживаешь большего.

И, не дожидаясь реакции, Стайлз потянулся к губам Дерека.

== Несколько часов назад ==

- Дюкалион чист, - произнес Арджент, наклоняясь ближе к Стайлзу, сидящему в кресле напротив. – Мы установили за ним слежку. Вчера днем он забрал заказанные в магазине запчасти и отвез их своему клиенту. Знаешь, куда?

Что-то в голосе Арджента подсказывало: Стайлзу очень не понравится то, что он услышит. Но не спросить он не мог:

- Куда?

- В ремонтную мастерскую Хейла.

Это было сродни удару под дых. Стайлз застыл, пережидая первую, самую больную вспышку эмоций. Смотрел на Арджента, ожидая подробностей, старался дышать ровно и думал только об одном: не может быть.

Он не мог так сильно ошибиться.

- Его зовут Брент, и он – всего лишь курьер. Мы задержали его уже после доставки. Припугнули сроком за торговлю краденым, он и раскололся. Он всего лишь выполнял поручение Дерека Хейла. До этого он закупал детали для Дюкалиона. Он вообще придерживается нейтралитета.

Стайлз чувствовал, как изнутри всё сжимается в тугой жгут, как нарастает желание вскочить и что-то делать, как напряжение накатывает, подбираясь к максимуму. Он заставил себя сидеть смирно и не так сильно сжимать зубы – по выделившимся скулам будет заметно.

- Мне жаль, Стайлз. – Арджент устало покачал головой. – Я знаю, ты хотел верить в этого парня. Но увы – люди редко исправляются.

Стайлз опустил взгляд и прикрыл глаза. Он знал, что это значит: Дерек Хейл автоматически становится главным подозреваемым.

- Завтра днем с доков будет разгружена крупная партия телевизоров. Её отправят грузовиком по пятому шоссе, ведущему в Портленд. Водитель грузовика будет вооружен, но от полицейского сопровождения владелец транспортной службы отказался. Стайлз, ты должен быть там. И если Дерек Хейл в этом замешан, ты обязан его задержать.

- Завтра днем начинаются «Гоночные войны», и банда Дерека планирует в них участвовать. Ребята к этому долго готовились.

- Но если их там не будет, я хочу, чтобы ты их нашел и остановил. Понял меня?

Стайлз медленно кивнул. В помещении было душно – а может, ему только казалось, но пот прошибал виски, а майка липла к спине. «Господи, – думал он. – Неужели я это сделаю? Неужели я это действительно сделаю?»

Перед глазами стояли картинки вчерашнего дня. Когда Стайлз проснулся в стареньком трейлере, изнутри оказавшимся не таким уж и заброшенным, Дерека рядом уже не было. Стайлз нашел его у обрыва неподалеку. Хейл стоял в одной белой майке и джинсах, босой, и утреннее солнце облизывало его плечи. Воздух был ещё прохладным, и Стайлз поежился – в трейлере было теплее. Пахло свежестью и листвой. Дерек лениво размахнулся, запустил с обрыва мелкий камешек и проследил за его падением. Стайлз встал рядом, пряча озябшие руки в карманы штанов.

- Доброе утро, - произнес Дерек, не поворачивая головы.

- Доброе, - эхом отозвался Стайлз.

- Я думал над тем, что ты вчера сказал. – Дерек запустил второй камешек, и тот по широкой дуге полетел вниз, в кучерявые кроны деревьев под ними. – Ты был прав. Я должен попробовать.

Потом Стайлз наблюдал, как Дерек осматривает Чарджер, проверяет уровень масла, прислушивается к мягко урчащему двигателю. Хейл был сосредоточен и хмур, как будто ему предстояло сделать что-то очень сложное. Стайлз с беспокойством поглядывал на него, но под руку решил не лезть: с некоторыми вещами можно справиться только в одиночку.

А ещё спустя час Стайлз ехал с Дереком бок о бок, в соседнем ряду, и периодически косился на него. Дерек улыбался – робко и неуверенно, и это было так трогательно, что у Стайлза заходилось сердце.

А теперь он будет вынужден арестовать того, кто стал для него большим, чем просто целью внедрения в банду. Хейл стал ему близок, и Стайлз понятия не имел, что делать дальше. Он не мог представить, как арестовывает Дерека. Это означало предать его самого и всех ребят, которые за какой-то месяц стали Стайлзу семьей.

- Каждому из нас приходится делать выбор, Стайлз, - произнес Арджент, добавив в голос твердости. – Хейл свой выбор сделал.

Арджент замолчал, но Стайлз отлично понимал недосказанное. Крису не было необходимости озвучивать главное: «А какой выбор сделаешь ты?» Стайлз задавал себе этот же вопрос.

И не мог найти ответа.

== Двенадцать часов спустя ==

- Что значит «мы присоединимся к тебе позже»?!

Стайлз обернулся, стоя у своей Мазды, и поймал внимательный взгляд Дерека.

- Это и значит, - с ледяным спокойствием повторил тот. – Ты поедешь на «Гоночные войны» прямо сейчас, а мы присоединимся к тебе через пару часов. Есть одно дело.

- Дело?!

Стайлз чувствовал, что начинает задыхаться. Ярость жгла изнутри, поднималась горячей волной, требовала выхода. Сорвавшись с места, он подскочил к Хейлу, толкнул его в грудь, до белых костяшек сжимая кулаки.

- Дело, блядь?! Какое может быть дело?! Мы готовились к этому три недели! Мы впахивали как проклятые! И ты готов меня бросить?!

Ребята смотрели на него, замерев на месте, но Стайлзу было плевать. Плевать на то, кто и что подумает. Плевать на то, что происходящее смахивает на сопливую сцену из голливудского фильма. Плевать на то, что сейчас он фактически нарушает основное правило внедрения: быть объективным. Он знал одно: если он не остановит ребят сейчас, они все попадут за решетку в ближайшие двадцать четыре часа.

Дерек не стал его отталкивать. Вместо этого он положил ладони на плечи Стайлзу, чуть сжал их, заставляя прийти в себя, и произнес:

- Стайлз. Не вмешивайся в это. Когда-нибудь я тебе всё расскажу. А пока сделай то, что я тебе сказал: отправляйся на «Гоночные войны» и жди нас. И покажи им всем, чего ты стоишь.

Он отпустил Стайлза и сел в свою ярко-красную Мазду. Стайлз остался стоять на месте, опустив руки и глядя прямо перед собой. Ребята проходили мимо, не глядя на него. Никто не произнес ни слова.

Стайлз чувствовал, как в глазах закипают слезы.

Взревели двигатели, и машины тронулись с места. Стайлз остался один.

Несколько раз он глубоко вздохнул, пытаясь прийти в себя, и с усилием разжал кулаки. Он должен был делать свою работу. Он сделал всё, что мог. Другого выбора у него не было.

В голове вертелся не заданный Арджентом вопрос: что выберешь ты, Стайлз? На чьей стороне окажешься? Что тебе дороже – карьера в полиции или странная, но по-семейному теплая компания Хейла? Гордился ли бы отец тем человеком, которым ты стал?

Стайлз развернулся и широким шагом направился в дом Хейлов.

== ещё час спустя ==

Стайлз летел по пятому шоссе, высматривая любые признаки нападения на грузовик. Восемьдесят миль уже отделяли его от Лос-Анджелеса, дорога была чистая, и это пугало больше всего. Дерек и компания уже либо совершили ограбление, либо как раз были в процессе. Шансов догнать их у Стайлза практически не оставалось.

Десять минут он потратил на то, чтобы заставить Кору говорить. Услышав, что он полицейский, работающий под прикрытием, она вцепилась в него разъяренной кошкой, но Стайлз твердил одно: Кора, только ты можешь помочь мне спасти твоего брата. Стайлзу нужен был адрес гаража, где банда прятала автомобили, использующиеся для грабежей. Он ещё надеялся успеть задержать ребят до того, как станет слишком поздно.

Он опоздал. Гараж – просторный ангар в припортовом районе Лос-Анджелеса – был закрыт, изнутри не доносилось ни звука. Стайлз понял: началось.

Часы показывали три сорок. В это время грузовик уже должен был выехать на пятое шоссе. Стайлз снова метнулся за руль.

Говорят, нет ничего хуже, чем ждать и догонять. Сейчас Стайлз совмещал оба занятия: догонял Дерека Хейла и ждал любых признаков совершенного преступления. Нервы звенели от напряжения, автомобиль несся вперед, отмеривая мили, и Стайлз не знал, чего он боится больше: успеть или опоздать.

…Двадцать минут спустя стало ясно: он опоздал.

Одна черная Хонда Цивик стояла в кювете, из-под капота валил серый дым. Проезжая мимо, Стайлз увидел рваные дыры в капоте – такие бывают, когда заряд из дробовика прошивает лист металла. В груди всё замерло, но через долю секунды стало легче: в машине никого не было. «Значит, подобрали», - решил Стайлз, вжимая педаль газа в пол.

Вторая черная Хонда лежала вверх колесами метрах в двадцати от дороги. Корпус был искорежен – видимо, машину несколько раз перевернуло, прежде чем она остановилась. Лобового стекла не было, вдоль борта шли следы пуль.

Третий автомобиль был припаркован у края дороги.

Стайлз убрал ногу с педали газа, заметив самое главное: рядом со второй машиной кто-то был. Он сидел, склонившись над чем-то, и руки его дергались, как у шамана.

Сердце екнуло пониманием и замерло. Стайлз свернул к краю дороги, ударил по тормозам и выскочил из автомобиля, едва тот остановился. Невозможно было отвести взгляд от фигуры, сидящей у машины, но то ли поднявшаяся пыль мешала, то ли глаза запорошило пеленой, - Стайлз не мог узнать сидящего человека. И самое важное – того, кто лежал на земле.

Подбежав ближе, он рухнул на колени, взглядом вцепляясь в лицо лежащего.

Это был Джексон. Чертов Джексон, с которым у Стайлза не очень-то ладились отношения, который изначально был против новичка в команде и который постоянно доставал Стайлза своими ядовитыми замечаниями. Это был Джексон, и его лицо было белым и перекошенным от боли, а темная майка блестела от крови. И это Джексон стонал, закусывая губы до крови, цепляясь за траву и чужие руки окровавленными пальцами.

- Стайлз! Стайлз! Помоги мне!

Его звал Дерек. Стайлз не сразу разобрал, что обращаются к нему, – на какой-то момент он потерял способность воспринимать информацию извне. Его дернули за плечо – и в сознание ворвались звуки, как будто кто-то вывернул звук на полную мощность.

- Стайлз, твою мать!

Стайлз повернул голову, зацепился взглядом за зелень глаз Дерека и выдохнул. С Хейлом, похоже, всё было в порядке. Он зажимал кровавую рану на боку Джексона своей рубашкой, и та насквозь пропитывалась влагой, но с самим Хейлом всё было в порядке. Только глаза были темными, тревожными, больными.

Здесь, на окраине пятого шоссе, в пыли и сухой траве, на руках у Дерека умирал член его семьи.

И пусть отношения Стайлза с Джексоном не отличались теплом и пониманием, но даже в плохих семьях любят своих. А семья Хейла не была плохой.

Стайлз вытащил из кармана мобильный и не глядя набрал номер.

- Полицейский Стайлз Стилински, идентификационный номер три-восемь-пять-четыре-шесть…

Стайлз говорил, стараясь не отрывать взгляда от Джексона, но краем глаза всё равно видел, как вдруг замер Дерек, как спина его стала выпрямляться, медленно и неотвратимо.

- Мужчина, белый, возраст – около двадцати пяти. Рост пять футов девять дюйма, вес примерно сто шестьдесят фунтов. Повреждения…

Дерек сверлил его взглядом, и если бы не рана на боку Джексона, Стайлз бы уже получил по роже. Выражение лица Хейла было страшным. Стайлз сглотнул подкативший к горлу комок и продолжил:

- Рана от огнестрельного оружия на правом боку. Левая рука кровоточит, кожа сорвана. У него шок, его трясет, дыхание учащенное. Нужна срочная эвакуация! Да, у него шок, возможна большая кровопотеря! Повторяю: срочно нужна эвакуация!

Стайлз торопливо сунул в карман не нужный больше телефон и скинул с себя рубашку. Следовало плотно зажать рану на боку и по возможности удержать Джексона. Его начало трясти, и Стайлз всерьез испугался, что счет идет на минуты.

- Давай, парень, держись, - пробормотал он, прижимая рубашку к боку Джексона – прямо поверх рук Дерека. Тот промолчал, но Стайлз ощущал на себе тяжелый, страшный взгляд. – Дерек, придержи его руки. Сейчас будет вертолет. Джексон, чувак, держись, мы тебя вытащим.

«И черт меня дери, если я знаю, что делать потом», - подумал Стайлз.

== Два часа спустя ==

- Здесь я гонял с детства, - произнес Дерек, повернув голову в сторону Стайлза.

Они стояли на перекрестке – Дерек на своем Чарджере, Стайлз – на Мазде. Пока Стайлз передавал Джексона медикам на вертолете, Дерек исчез – вместе с оставшейся на ходу Хондой, в которой оставались раненая Эрика и присматривающий за ней Айзек. Стайлз бросился к машине, развернул её и рванул к городу.

- В конце улицы будет железнодорожный переезд. Отсюда до него – пятьсот метров. Наши десять секунд.

Десять минут назад они едва не убили друг друга. Дерек встретил Стайлза с дробовиком в руках. Стайлзу ничего не оставалось, кроме как вытащить табельную «Беретту» и молиться, что Дерек всё-таки не станет стрелять. «Ты предал меня!» - орал Дерек. Стайлза захлестывало отчаянием и обидой. «Сукин ты сын, Дерек! Я до последнего надеялся, что ты ни при чем!» - кричал он.

Выскочившая на крыльцо Кора не знала, что ей делать – не то искать укрытие, не то броситься успокаивать их обоих.

Когда послышались полицейские сирены, Дерек отбросил дробовик и нырнул на водительское сиденье своего Чарджера. Стайлз ударил по газам через секунду после того, как Хейл проскочил мимо, дымя покрышками.

И теперь они стояли на перекрестке, дожидаясь зеленого сигнала светофора.

- Последний заезд, Стайлз?

Он кивнул. Он был готов.

Светофор переключился на зеленый, и два автомобиля сорвались с места. Чарджер сразу вырвался вперед, легко обойдя соперника. Месяцем ранее Стайлз бы уже начал нервничать, но теперь у него были знания и опыт. Благодаря девяти сотням лошадиных сил под капотом Чарджер был идеален для резкого старта, но после его тяжеловесность и низкая управляемость играли с ним злую шутку. С Маздой всё обстояло с точностью до наоборот: на старте она проигрывала более мощным моделям, но на повышенных скоростях ускорялась быстрее и оставалась более маневренной. Машине Стайлза нужно было просто помочь на старте. Поэтому сейчас он лишь нажал кнопку подачи в систему закиси азота – и его ожидаемо вдавило в кресло ускорением.

Они неслись по прямой бок о бок, выжимая из своих машин всё. Стайлз видел, как стрелка спидометра уверенно стремится к максимальной отметке, чувствовал движение всем своим телом, каждой клеткой, и ощущение свободы затапливало сознание. Тело действовало само – руки удерживали рулевое колесо и переключали передачи, ноги отрабатывали двойной выжим сцепления, сердце захлебывалось от количества адреналина в крови. В этот момент Стайлз и сам был машиной – точной, четкой и отлаженной.

Он бросил взгляд в боковое стекло, на Дерека, поймал его ответный взгляд на себе – уверенный и азартный одновременно – и ещё успел обрадоваться тому, что сейчас, почти у самого финиша, они равны.

А потом он увидел несущийся к железнодорожному переезду поезд.

Наверное, его лицо успело изменить выражение, потому что Дерек тоже повернул голову и увидел опасность.

До переезда оставались считанные секунды. Оттормозиться они уже не успевали, Стайлз это понимал с кристальной ясностью. Оставалось только одно: попробовать проскочить.

Он снова взглянул на Дерека – тот был собран и хмур. Они переглянулись, и на долю секунды Стайлзу показалось, что Дерек решил не ускоряться. Страшная, жуткая мысль почти парализовала его. Что, если Дерек решил, что погибнуть в заезде будет лучшим исходом, чем попасть в тюрьму? Что, если так?!

Но через долю секунды Чарджер упрямо рванул вперед, и Стайлз, отмерев, вжал кнопку подачи закиси азота и снова влип в сиденье.

Состав несся прямо на них. Сердце замерло в ожидании удара. Три, два, один…

Автомобиль подбросило на переезде, как на трамплине – и грохнуло на землю. От удара Стайлза швырнуло вверх, он едва не потерял управление. Поезд пронесся прямо за его задним бампером, и Стайлз повернул голову, взглядом ища Чарджер Дерека.

Тот ехал рядом, как и до переезда. Дерек, бледный от адреналина и явно не верящий в то, что остался жив, одобрительно улыбнулся Стайлзу…

… а в следующее мгновение в бок его автомобилю врезался пикап, выезжающий с перекрестка.

От удара, принятого на бешеной скорости, Чарджер свечой взмыл в воздух. Почти четыре тысячи фунтов оторвало от земли, как бумажный лист, а затем швырнуло на землю. Удар пришелся на правый бок, Чарджер закувыркался, теряя импульс и высекая из асфальта яркие искры.

- Нет, - выдохнул Стайлз, тормозя, но всё равно пролетая мимо машины Хейла. – Дерек!

От резкого торможения Мазду занесло и развернуло. Двигатель заглох, но Стайлз этого даже не заметил. Пулей вылетев из машины, он бегом бросился к остановившемуся Чарджеру.

- Дерек!

Перевернувшись несколько раз, Чарджер остановился стоящим на колесах – вернее, на том, что от них осталось. Стайлз обогнул искореженный корпус машины и застыл, глядя на сидящего за рулем Дерека.

Тот смотрел в одну точку, прямо перед собой, и тяжело и быстро дышал. Грудь ходила ходуном, сердце пыталось справиться с запредельным уровнем адреналина. Одной рукой Дерек прижимал вторую, выглядел при этом смертельно бледным, но живым.

- Не ожидал я, что всё так закончится, - произнес он.

Стайлз не понял, о чем он – о заезде, или об ограблениях, или вообще о своей жизни. Возможно, обо всём сразу, подумал он и только кивнул в ответ.

Он помог Дереку выбраться через окно – придержал за спину, чтобы тот не грохнулся на асфальт, параллельно прощупывая на предмет повреждений. Плечо то ли вывихнуто, то ли ушиблено. Пара сломанных ребер. Не смертельно. Могло быть и хуже.

«Могло быть и хуже», - повторил Стайлз про себя и только теперь сумел сделать нормальный вдох.

Напряжение отпускало.

После рычания моторов уличная тишина казалась оглушающей. Дерек стоял рядом, придерживая плечо и стараясь не морщиться. Стайлз смотрел на него и не мог найти слов. Вся злость, вся обида, вся ярость ушла в последнем заезде, растворилась в страхе потерять Дерека насовсем. В тот момент, когда Чарджер взлетел в воздух, Стайлз понял, насколько это всё мелко. Главное – что они живы. Оба.

Дерек смотрел на него, возможно, ощущая то же самое. Странное дело – люди, привыкшие действовать, не умеют выражать свои мысли словами. Дерек молчал, но Стайлз знал: он прощен точно так же, как сам простил Дерека.

Вдали послышался вой полицейских сирен. Стайлз встрепенулся, оглядываясь и прикидывая расстояние. С минуты на минуту полиция будет здесь. Работа Стайлза будет закончена – Дерека упакуют в наручники и зачитают права, а потом начнется привычная процедура передачи дела в суд – арест подельников, допросы, поиск улик, разговоры с адвокатами и свидетелями. Рутина, итогом которой окажется приговор для Дерека Хейла. Стайлз работал в полиции достаточно, чтобы понимать: на свободу Дерек уже не выйдет.

А Дерек смотрел вдаль, будто хотел впитать в себя эти последние мгновения свободной жизни, сохранить их в себе, запомнить каждое ощущение, пока на руках ещё нет наручников.

Стайлз сжал зубы и вытянул ключи от Мазды из кармана.

Дерек посмотрел на ключи, перевел взгляд на лицо Стайлза, нахмурил брови. Стайлз не убирал руку. Ключи лежали в раскрытой ладони, поблескивая на солнце.

- Ты понимаешь, что делаешь? – тихо, но очень серьезно спросил Дерек.

О да, Стайлз понимал. Сейчас он одним движением пускал под откос свою жизнь. Мечты о карьере можно было похоронить: после подобного его наверняка выпнут из полиции. А если и не выпнут, жизнь покажется адом. Вряд ли отец станет гордиться им после подобного провала.

Но, с другой стороны, Стайлз был уверен, что поступает правильно. Что нельзя сажать за решетку человека, умеющего быть верным себе и семье и живущего только ради ощущения свободы.

Поэтому он растянул непослушные губы в улыбке и произнес:

- Я должен был тебе новую тачку. Вместо Эклипса.

Дерек пристально посмотрел ему в глаза и улыбнулся, будто Стайлз удачно пошутил.

Может, так оно и было.

Глядя вслед уезжающей Мазде, Стайлз не думал ни о чем. Ни о том, что Дерека он больше не увидит, ни о грядущем разговоре с Арджентом, ни о том, как показаться на глаза команде Дерека после подобного и как объяснить отцу, почему он больше не будет копом. Полицейские сирены надрывались вокруг, и через считанные минуты улица должна была наполниться действием и суетой. Но сейчас у Стайлза было ещё несколько минут, чтобы запомнить этот день солнечным и ясным, чтобы вдохнуть горячий воздух и расслабить сведенные напряжением плечи.

И чтобы пообещать себе никогда не жалеть о принятом решении.

А шесть месяцев спустя в квартире Стайлза раздастся звонок.

@темы: слэш, авторский фик, Стайлз Стилински, СС 2013-2014, Дерек Хейл, PG-13

URL
Комментарии
2014-01-19 в 12:30 

Dino Ferrari
[Then, because she is no fool: teeth, teeth, teeth.]
:heart:_________:heart:
заказчику очень-очень понравилось! как раз чего-то такого и хотелось) ну, может, с нцой на капоте был бы перебор, но, автор, ваш рождественский тортище и без вишенки слишком вкусный)

А ещё спустя час Стайлз ехал с Дереком бок о бок, в соседнем ряду, и периодически косился на него. Дерек улыбался – робко и неуверенно, и это было так трогательно, что у Стайлза заходилось сердце.
вот тут у меня тоже все зашлось)

А шесть месяцев спустя в квартире Стайлза раздастся звонок.
:smirk::heart:

спасибо!

2014-01-19 в 13:29 

медведики
Вот тебе глобус - иди с миром!
Атмосферная работа, очень интересная. Необычный и такой легко узнаваемый Дерек. Стайлз, оказавшийся перед крайне тяжелым выбором. Я переживала за героев до самой последней строчки.

2014-01-19 в 15:00 

Спасибо!!!

2014-01-19 в 18:14 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
Спасибо, очень здорово получилось:inlove:

2014-01-19 в 20:49 

Здорово! Спасибо!

2014-01-19 в 22:28 

Dino Ferrari, я очень рад, что вам понравилось. :crzjump: Значит, не зря фильм был пересмотрен :-D Я должен признаться - только после этой заявки я увидел в Форсаже пейринг Дом/Брайан. Мир никогда не будет прежним :-D Спасибо за такую вдохновляющую заявку! :heart:

медведики, Lynx58, reda_79, Notti Blask, спасибо, что прочитали! Рад, если вам понравилось =)

автор

URL
2014-01-22 в 15:28 

italian polyglot
"Путешествовать - значит рождаться и умирать каждое мгновение"
Не люблю "Форсаж", но фик очень понравился)))))) очень)

2014-01-26 в 13:50 

Бастард
- Может, мне набить что-то, - задумчиво говорит он, сбрасывая рубашку. - Какую-то фразу. - Джеймс Бьюкенен Барнс, кто найдёт, передать Стиву Роджерсу? ©
Отличная история, спасибо!))

2014-01-26 в 14:17 

лейтенант Бессмертник
Улыбаюсь. Демоны ждут у порога.
Спасибо всем читавшим и оставившим такие теплые комментарии. :heart: Очень приятно, что текст нашел своего читателя :shy: Спасибо вам всем, ребята! :gh:

2015-01-16 в 22:35 

anasha1
А мне этот фик напомнил...м-м-м...ГГ - Патрик Суэйзи (грабитель-адреналинщик-серфер) и Киану Ривз (агент ФБР). О! "На гребне волны!". Киану тоже отпустил Патрика, но на самую большую за десятилетие волну...из которой тот не вышел. Спасибо за текст, было приятно и вхарактерно))))

2015-01-16 в 23:32 

лейтенант Бессмертник
Улыбаюсь. Демоны ждут у порога.
anasha1, неожиданная аналогия. Надо будет пересмотреть фильм, раньше нравился.
Спасибо за отзыв! ;-)

   

Have yourself a merry little wolf

главная